Дипломы,  Педагогика, логопедия, дефектология, музыка, физкультура, психология

Супружеские отношения родителей, воспитывающих детей-инвалидов

ВВЕДЕНИЕ. 3

Супружеские отношения родителей, воспитывающих детей-инвалидов

Как защитить себя и ребенка — жми

Повысить стрессоустойчивость — жми

Самая сильная чистка от негатива и магии- жми

ГЛАВА I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ РОДИТЕЛЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ.. 5

1.1 Супружеские отношения как центральный элемент современного  брака и семьи  5

1.2 Семьи, воспитывающие детей-инвалидов. 15

ГЛАВА II ИЗУЧЕНИЕ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ У РОДИТЕЛЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ.. 26

2.1 Методики и организация исследования. 26

2.2 Анализ результатов экспериментального исследования. 29

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 35

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК.. 36

ПРИЛОЖЕНИЕ 1. 38

ПРИЛОЖЕНИЕ 2. 40

ПРИЛОЖЕНИЕ 3. 42

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования

В современных условиях возрастает ценность и уникальность семьи в формировании и развитии личности и, по мнению современных исследователей, любая нормальная семья по своим воспитательным возможностям всегда превосходит любой социальный институт. Сегодня семья для человека является психологическим убежищем от столкновения с внешней средой, местом восстановления физических и духовных сил, эмоционального равновесия при стрессовых ситуациях. В связи с этим, большое значение приобретает исследование атмосферы внутрисемейных отношений.

В настоящее время вследствие трансформации государственного строя в стране усугубилось положение семьи. Как показывают исследования [34], белорусская семья начала XXI века озабочена недостаточным заработком, ухудшением условий жизни, а присутствие ребенка, имеющего жизненные ограничения, вносит в семью много дополнительных проблем, оказывает влияние на жизнь всех ее членов. Семьи, имеющие ребенка-инвалида, как правило, испытывают материальные трудности, а нередко находятся на грани нищеты. Крайне злободневна проблема трудоустройства матерей, несущих тяжелые заботы о детях-инвалидах. Плохо развиты надомные формы трудовой деятельности, услуги «социальной няни», производства неохотно решают вопросы о гибком трудовом графике, неполном рабочем дне для матери ребенка-инвалида.

Семья детей-инвалидов, особенно матери, испытывает и тяжелый психологический гнет. Возрастает опасная тенденция самоустранения родителей от проблем нравственного и личностного развития ребенка, формирования у семьи комплекса родительской неполноценности по отношению к детям, особенно когда в ней растет ребенок-инвалид. Не выдержав тягот воспитания такого ребенка, оставляют семьи отцы. Социально-психологический  портрет  таких  семей  фиксирует  явное  неблагополучие:  от 30%  до 60%  семей  распадаются (Янушанец Н.Ю., Ермолаева  Ю.Н., Кузнецова  О.В.),  часть  семей  существует  с искаженными  межличностными  отношениями (30%),  сохраняя  семью формально – «ради ребенка» (Безух С.М., Лебедева С.С.) [23].

Таким образом, в  повседневной  жизни  родители  детей-инвалидов  сталкиваются  с  множеством проблем. С одной стороны, они испытывают трудности при  выборе  воспитательных  и  образовательных  средств  воздействия  на  своих  детей,  а  с  другой – глубокие,  внутренние  психологические  проблемы,  обусловленные  рождением  в  семье  больного  ребенка.  Именно  это  не  позволяет  им  оптимально  организовать  межличностные  отношения внутри семьи (как между членами семьи, так и отдельно между  супругами), а также с окружающими.

Анализ  различных  аспектов  проблем  семьи  ребенка  с  отклонениями  в развитии  изложен  в  трудах  Т.Г.  Богдановой,  Н.В.  Мазуровой;  Т.А.Добровольской,  Н.Б.  Шабалиной;  С.Д.  Забрамной;  А.И. Захарова; В.В.Ткачевой; И.И. Мамайчук; Е.М. Мастюковой,  А.Г. Московкиной;  Г.А.Мишиной; М.М.  Семаго;  А.С.  Спиваковской;  В.В.  Юртайкина,  О.Г.Комаровой и др. Авторы  обращают  внимание  на  различные  стороны  сложных  процессов взаимодействия  ребенка  с  отклонениями  в  развитии  с  окружающими,  восприятия  этого  ребенка  близкими  для  него  людьми  и  развития  самого ребенка как личности.

Большинство  работ  сфокусировано  на  изучении  того,  как  имеющиеся особенности семейных отношений влияют на развитие ребенка с отклонениями в  развитии,  и,  сравнительно  немного  работ  рассматривают  обратное  влияние: как  рождение  ребенка  с  отклонениями  в  развитии  сказывается  на  семейном функционировании.

Целенаправленного  изучения  такого  рода  отношений  в  семьях,  имеющих ребенка-инвалида, до настоящего времени не проводилось. Исследование  данной  проблемы  дает  возможность  выявить особенности внутрисемейных отношений в семьях, где воспитывается ребенок с  отклонениями  в  развитии,  изучить  влияние,  которое  оказывает  рождение больного ребенка на динамику супружеских отношений.

Выявление  особенностей  межличностных  отношений  в  семьях,  имеющих  ребенка-инвалида,  позволит  наметить  пути  и  способы психокоррекционной работы по оптимизации отношений между супругами, и в целом в семье, что и определяет актуальность избранной темы исследования.

Цель исследования: теоретически обосновать и практически выявить особенности супружеских отношений родителей, воспитывающих детей-инвалидов.

Задачи исследования:

  1. Рассмотреть супружеские отношения как центральный элемент современной семьи;
  2. Рассмотреть особенности семей, имеющих детей-инвалидов;
  3. Экспериментально выявить особенности супружеских отношений в семьях, имеющих детей-инвалидов.

Объект исследования: семья,  имеющая  ребенка-инвалида.

Предмет исследования: особенности супружеских отношений родителей, воспитывающих детей-инвалидов.

Методы исследования:

  • теоретический анализ отечественной и зарубежной, психолого-педагогической и методической литературы по исследуемой проблеме;
  • эксперимент;
  • методы наблюдения, беседы;
  • методы математической статистики, графические и табличные интерпретации полученных в ходе эксперимента данных.

ГЛАВА I ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОБЛЕМЫ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ РОДИТЕЛЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ

1.1 Супружеские отношения как центральный элемент современного брака и семьи

Семья, как древнейший институт взаимодействия, представляет собой уникальное социально-психологическое явление, специфика которого состоит в том, что в течение длительного времени несколько человек самым тесным образом взаимодействуют [20,c.34].

В 70-х годах прошлого века особое внимание уделялось таким проблемам, как:

  • социально-психологический аспект общения в семье и его роль в процессе формирования личности (Парыгин Б.П., Харчев А.Г., Лурия А.Р., Сикорова И., Родионов В.М., Колмановский И.В.);
  • характер совмещения женщиной профессиональной деятельности и обязанностей в семейном кругу, и каким образом это сказывается на жизни семьи (Харчев А.Г., Голод С, Янкова З.А., Юркевич Н.Г., Сысенко В.А., Соловьев Н.Я., Кутсар Д.Я., Тийт Э.А., Сафро Е.Ф., Мишина Т.А, Переведенцев В., Рюрик Ю.Б. и др.).

Исследовались эмоциональные отношения в семье (Файнбург З.И.), их влияние на стабилизацию внутрисемейных отношений, условия устойчивости семьи (Юркевич Ю.Г.), причины напряженности в отношениях между членами семьи (Селиванов В.И, Волков К.Н., Голофаст В.Б., Ушатиков А.И. и др.).

Начиная с конца 70-х годов ХХ в. в психологии семьи и брака исследуются:

социально-перцептивные процессы в супружеских парах (Алешина Ю.Е., Гозман Л.Я., Федотова Н.Ф. и др.);

распределение супружеских ролей в городских семьях (Арутюнян М.Ю., Гурко Т.А., Харчев А.Р., Якубов Ю.А., Янкова З.А. и др.).

Предпринимаются попытки осмысления основных тенденций развития отношений внутри семьи и организация психологической помощи (Бодалев А.А., Обозов Н.Н., Столин В.В., Северина А.Ф. и др.)

Изучаются вопросы влияния родительской семьи на супругов
(Шкопоров И.Б., Тавит А.Ю., Волков А.Г., Тийт Э.А., Кеэрберг А.) и вопросы психологической совместимости в браке (Обозов Н.Н., Волкова А.Н., Агустинавичюте А.А., Галкина Т. В., Ольшанский Д.В., Кричевский Р.Л., Кутсар Д., Коломинский Я.Л., Олейник Ю.Н., Обозов Н.Н., Терехин В.А. и др.).

Также авторы обращались и к проблеме исследования семейных отношений с точки зрения качества брака и попытались вывести составляющие этого понятия (Кутсар Д.Я., Солодников В.В., Якобсон П.М.).

В последние десятилетия современная семья в большинстве стран претерпевает серьезные изменения. По данным литературы можно выделить общие черты, свойственные семьям в современном обществе: падение рождаемости, усложнение межличностных отношений, рост разводов и, следовательно, рост числа неполных семей и семей с неродными родителями, широкое распространение внебрачных рождений [30,c.55].

В настоящее время формируется новый тип семьи, единство которой все больше зависит от личных отношений друг к другу всех ее членов – их взаимопонимание, привязанность, взаимное участие, уважение, преданность, симпатия и любовь. Именно эти чувства и способствуют прочности семейного очага.

Спектр видов, форм и категорий современной семьи достаточно многообразен. Различные типы (категории) семей по-разному функционируют в тех или иных сферах семейных отношений. По-разному реагируют они на воздействие многообразных факторов современного бытия.

Типологии семьи определяются различными подходами к выделению предмета изучения. В.С. Торохтий  [32] отмечает, что современные семьи отличаются между собой по следующим признакам:

  • по количеству детей: бездетная, или инфертильная, семья, однодетная, малодетная, многодетная;
  • пo составу: неполная семья, отдельная, простая или нуклеарная, сложная (семья нескольких поколений), большая семья, материнская семья, семья повторного брака;
  • по структуре: с одной брачной парой с детьми или без детей; с одним из родителей супругов и другими родственниками; с двумя и более брачными парами с детьми или без детей, с одним из родителей супругов и других родственников или без них; с матерью (отцом) и с детьми;
  • пo типу главенства в семье: эгалитарные и авторитарные семьи;
  • по семейному быту, укладу: семья — «отдушина»; семья детоцентрического типа; семья типа спортивной команды или дискуссионного клуба; семья, ставящая на первое место комфорт, здоровье, порядок;
  • пo однородности социального состава: социально гомогенные (однородные) и гетерогенные (неоднородные) семьи;
  • пo семейному стажу: молодожены, молодая семья, семья, ждущая ребенка, семья среднего супружества, старшего супружеского возраста, пожилые супружеские пары;
  • по качеству отношений и атмосфере в семье: благополучная, устойчивая, педагогически слабая, нестабильная, дезорганизованная;
  • по географическому признаку: городская, сельская;
  • по типу потребительского поведения: семьи с «физиологическим» или «наивно-потребительским» типом потребления (преимущественно с пищевой направленностью); семьи с «интеллектуальным» типом потребления, т.е. с высоким уровнем расходов на покупку книг, журналов, зрелищные мероприятия и т. д., семьи с промежуточным типом потребления;
  • по особым условиям семейной жизни: студенческая семья, «дистантная» семья, «внебрачная семья»;
  • по характеру проведения досуга: открытые или закрытые;
  • по социальной мобильности: реактивные семьи, семьи средней активности и активные семьи;
  • по степени кооперации совместной деятельности: традиционные, коллективистские и индивидуалистические;
  • по состоянию психологического здоровья: здоровая семья, невротическая семья, виктимогенная семья [32].

Каждую из категорий семей характеризуют протекающие в ней социально-психологические явления и процессы, присущие ей брачно-семейные отношения, включающие психологические аспекты предметно-практической деятельности, круг общения и его содержание, особенности эмоциональных контактов членов семьи, социально-психологические цели семьи и индивидуально-психологические потребности ее членов [10,c.75].

Семейные отношения имеют ряд психологических особенностей, характерных только для них:

  • наличие не одной, а ряда общесемейных целей, которые могут меняться в процессе развития семьи;
  • частичное различие в интересах и установках членов семьи;
  • наличие супружеской пары, взаимоотношения в которой
  • в значительной мере определяют характер взаимодействия в семье;
  • включенность в нее представителей нескольких поколений и большой срок близкого знакомства между се членами;
  • многосторонность и значимость семейных отношений и их взаимосвязь;
  • особая открытость, уязвимость членов семьи [3,c.78].

В семье формируются и развиваются брачно-семейные отношения как отражение многообразных и многовариантных межличностных контактов, а в целом всей системы ценностей и ожиданий социально-психологического аспекта. В значительной мере определяющими успешность будущих семейных отношений выступают мотивы вступления в брак. К настоящему моменту сложились разнообразные формы брачно-семейных отношений, наиболее распространенные из которых следующие:

  1. Брачно-семейные отношения на основе честной контрактной системы. Оба супруга четко представляют, чего они хотят от брака, и рассчитывают на определенные материальные выгоды. Цементируют и помогают решать жизненно важные проблемы сами условия контракта. Эмоциональная привязанность, которую трудно назвать любовью, но которая все-таки есть в таком союзе, как правило, с течением времени усиливается. В таких брачно-семейных отношениях степень свободы каждого из супругов – максимальная, а личная вовлеченность – минимальная: исполнил условия контракта – волен делать, что хочешь.
  2. Брачно-семейные отношения на основе нечестного контракта. Мужчина и женщина пытаются извлечь из брака односторонние выгоды и тем самым наносят ущерб партнеру. Говорить о любви здесь тоже не приходится, хотя часто в таком варианте брачно-семейных отношений она бывает односторонней (во имя которой супруг, понимая, что его обманывают и эксплуатируют, все терпит).
  3. Брачно-семейные отношения по принуждению. Один из супругов несколько «осаждает» другого, и тот либо в силу определенных жизненных обстоятельств, либо из жалости наконец соглашается на компромисс. В подобных случаях тоже сложно говорить о глубоком чувстве: даже со стороны «осаждающего» скорее преобладают амбициозность, желание обладать объектом поклонения, азарт. Когда такой брак, наконец, заключается, «осаждающий» начинает считать супруга своей собственностью. Ощущение свободы, необходимое в браке и семье в целом, здесь абсолютно исключено. Психологические основы существования такой семьи так деформированы, что компромиссы, которых требует семейная жизнь, невозможны.
  4. Брачно-семейные отношения как ритуальное исполнение социально-нормативных установок. В определенном возрасте люди приходят к выводу, что все вокруг замужем или женаты и что настало время создавать семью. Это – брак без любви и без расчета, а лишь следование определенным общественным стереотипам. В таких семьях не часто создаются предпосылки для длительной семейной жизни. Чаще всего такие брачно-семейные отношения складываются случайно и так же случайно распадаются, не оставляя глубоких следов.
  5. Брачно-семейные отношения, освященные любовью. Два человека соединяются добровольно, поскольку не представляют своей жизни друг без друга. В браке по любви ограничения, которые принимают на себя супруги, – сугубо добровольные: им приятно проводить свободное время вместе, с членами своей семьи, нравится делать что-то хорошее друг для друга и для остальных членов семьи. Брачно-семейные отношения в этом варианте есть высшая степень объединения людей, когда дети рождаются в любви, когда любой из супругов сохраняет свою самостоятельность и индивидуальность, — при полной поддержке второго. Парадокс заключается в том, что, добровольно принимая на себя подобные ограничения («Я счастлив, если счастлива ты»), люди становятся более свободными. Брачно-семейная форма таких отношений построена на доверии, на большем уважении к человеку, чем к общепризнанным нормам [6,c.33-36].

На взаимоотношения в семье оказывают влияние внешние и внутренние факторы. К внешним факторам относятся совокупность материальных и духовных условий, существующих в данном обществе. Это и определяет межличностные отношения в обществе, трудовом коллективе, в семье.

Действие и проявление внутренних факторов наблюдаются на уровне межличностных отношений через реализацию (или наоборот) взаимных ожиданий, их внутренней удовлетворенности процессом взаимоотношений. К внутренним факторам, способствующим успешной деятельности семьи, относятся индивидуальные психологические особенности семейных партнеров: это интеллектуальные, характерологические и социально-психологические особенности супругов. Особую значимость приобретают основные жизненные ориентации или жизненные стратегии семейных партнеров:

  • внутренний контроль-внешний контроль;
  • эгоизм-социоцентризм (альтруизм);
  • ориентация на общественные нормы – на себя;
  • принятие противоречий – их неприятие;
  • чувство собственного достоинства – неверие в себя [8,c.16].
  • К другим факторам, стабилизирующим семейные отношения, относят:
  • постоянное стремление партнеров к сохранению семьи;
  • желание и способность партнеров к согласованным действиям на благо семьи;
  • инициативность каждого супруга в решении семейных проблем и реальный вклад каждого в общественные дела;
  • разумное сочетание разнообразных личных целей и потребностей с общесемейными делами и потребностями;
  • стремление в трудную минуту к эмоциональному единению и сплочению;
  • эстетическая привлекательность (внешний вид, манера поведения и т.д.);
  • способность эмоционально согреть супруга, т.е. вести себя так, чтобы создать атмосферу доверия, непринужденности, сердечности [4,c.78-88].

Семейные отношения — это не в последнюю очередь отношения власти: доминирование-подчинение. Задача доминирующей личности — обеспечение безопасности группы, координация действий ее членов для достижения групповых целей, определение перспектив жизни и развития группы и внушение веры в будущее. Доминирование одного из супругов является необходимым условием устойчивости семьи, хотя не меньшее значение может иметь удовлетворенность браком при условии паритетных отношений и совместности проведения досуга.

Под аффилиацией (контактом, общением) подразумевается прежде всего определенный класс социальных взаимодействий, имеющих повседневный и в то же время фундаментальный характер. Содержание их заключается в общении с другими людьми (в том числе с людьми незнакомыми или малознакомыми) и такое его поддержание, которое приносит удовлетворение, увлекает и обогащает обе стороны. Потребность в аффилиации – это потребность заводить дружбу и испытывать привязанность. Радоваться другим и жить вместе с ними. Сотрудничать и общаться. Любить. Присоединяться к группам [16,c.344].

Аффилиация противоположна власти — любовь толкает человека на поступки, которые он хочет совершить, а страх власти (мотивация подчинения) принуждает к таким действиям, которые человек не совершал бы по своей воле. Поэтому аффилиативная мотивация почти всегда выступает компенсатором мотивации «власти-подчинения»: нигде так много не говорится о любви к ближнему, как в православном богословии, а между тем именно в православной догматике отношение «власть-подчинение» имеет особое значение.

Следует отметить, что в реальности личностные переживания психологической близости — отношения векторные, поскольку аффилиативная мотивация определяет направленность поведения: ребенок может стремиться к матери, а мать быть отчужденной от него. Психологическая эмоциональная близость является «результирующей» направленностей двух членов семьи, но за этой результирующей могут скрываться куда более сложные эмоциональные отношения.

Между видами отношений, характеризующими психологическую модель семьи, существуют определенные связи:

Доминирование предполагает ответственность за тех, кто подчиняется, а ответственность — власть над людьми для реализации ответственных задач;

Психологическая близость обычно отрицательно коррелирует с отношением «доминирования-подчинения»: чем больше власть одного человека над другим, тем меньше между ними психологическая близость, поскольку власть — это принуждение.

Кто доминирует в семье? В патриархальной семье доминирует отец. В матриархальной семье доминирует мать. В так называемой «детоцентрической» семье реально (психологически!) доминирует ребенок, его потребности или капризы. В эгалитарной семье властные функции распределены, но их распределение — постоянная почва для конфликта (отсюда возникновение «теории конфликта» для описания современной семьи), можно назвать се конфликтной семьей.

Иерархия доминирования включает трех членов семьи, поэтому важно не только определить, кто доминирует, но и саму иерархию «власти-подчинения». На первый взгляд, теоретически в полной элементарной нуклеарной семье существует всего лишь 6 типов иерархии (в порядке доминирования):

«отец-мать-ребенок»;

«отец-ребенок-мать»;

«мать-отец-ребенок»;

«мать-ребенок-отец»;

«ребенок-отец-мать»;

«ребенок-мать-отец» [21,c.45].

Можно предположить, что максимально стабильной является семья, в которой субъект ответственности и власти одно и то же лицо, а члены семьи психологически ближе к нему, чем друг к другу. К этому типу наиболее близка «идеальная» католическая семья, что, разумеется, не делает ее идеальной в эмоционально-оценочном смысле этого слова.

Эмоциональная близость-отдаленность также характеризует отношения в тройке «отец-мать-ребенок»: ребенок может быть «ближе» к матери, чем к отцу, и, наоборот, родители могут быть ближе друг к другу, чем к ребенку, все могут быть равно близки друг другу и т.д.

В расширенной нуклеарной семье существует иерархия отношений среди детей, а также включение отдельных детей в иерархические отношения с матерью и отцом и т.д.

Одним из важнейших параметров, входящих в модель современной семьи, является ответственность. В настоящее время направления развития ответственности можно представить как несколько векторов, один из которых идет от объективной к субъективной, а другой — от внешней к внутренней, осознанной. С ними связан и третий вектор понятия ответственности – не только за поведение, но и за помыслы [25,c.45].

Ответственность по своей направленности может иметь позитивную и негативную направленность. Позитивная внутренняя ответственность означает самовыражение: готовность самостоятельно действовать, осуществлять свободный выбор и принимать обдуманные решения, направленные на активное преобразование окружающего мира и развитие нравственных качеств личности, отвечать за их последствия не только перед обществом, но и прежде всего перед своей совестью. Негативная внутренняя ответственность выступает в форме саморазрушения и деструкции [29,c.33].

Если человек не принимает ответственности, то возникает чувство самоотчуждения, из которого человек спасается бегством в социальную идентификацию при неприятии ответственности. Если она успешна, то возникает самоидентификация. Если же социальная идентификация неуспешна, она порождает социальное отчуждение, из которого есть два выхода: опять бежать или изменить свой социальный статус или свои личностные ценности. Если же человек с самого начала принимает ответственность, то через тождественность самотрансценденции и творческую социальную идентификацию он приходит к подлинному единству с самим собой и с другими.

Понимание ответственности чаше связано с ее поведенческими проявлениями. Полагают, что степень личной ответственности тем выше, чем более выражено чувство определенной возможности контролировать совершение действия и сто исход. К. Муздыбаев, например, говорит о социальной ответственности, имея в виду склонность личности придерживаться в своем поведении общепринятых в данном обществе социальных норм, исполнять ролевые обязанности и ее готовность дать отчет за свои действия. Отчужденность от социальных норм и неумение найти смысл жизни ослабляют социальную ответственность [18,c.24].

Тот или иной член семьи может нести ответственность за других членов семьи (например, жену, или мужа, или детей) и за семью в целом. Роль лидера, главы семьи предполагает именно ответственность за семью в целом: се настоящее, прошлое, будущее, деятельность и поведение членов семьи, перед собой и семьей, перед общиной (ближайшим социальным окружением) и той частью мира людей (общества), к которому принадлежит семья. Это всегда ответственность за других, и не просто отдельных близких людей, а за социальную группу как целое.

Таким образом, психологические модели элементарной семьи можно разделить по следующим основаниям: кто несет ответственность за семью: отец или мать (или достигший дееспособного возраста ребенок)?

«Нормальной» семьей считают семью, где ответственность несет муж (отец). «Аномальной» семьей назовем такую семью, где муж не несет ответственности за нее. Если ответственность не несет никто — это «псевдосемья» [11,c.45].

Исследователи полагают, что для индустриальной эпохи более свойственен эгалитарный вариант семьи, обуславливающий не только латентный конфликт, но и распад семейной структуры. Это позволяет американским социологам говорить о крахе семьи и рождении нового варианта человеческих отношений, не имеющих ничего общего не только с традиционной семьей, но и семьей как таковой. Согласиться с таким взглядом весьма трудно, однако в США за последние 30 лет уровень разводов вырос почти в 15 раз и является самым высоким в мире [1,c.34].

Типичную советскую семью можно рассматривать как вариант модели аномальной языческой семьи с рудиментами православной модели. В такой семье мужчина и женщина борются за доминирование. Победа достается более сильному – не столько физически, сколько психически. Существуют противостояния поколений, подавление детей и борьба детей с властью родителей. Аномальность этой семьи в том, что мужчина не несет ответственности за семью в целом [33,c.15].

Доминирование работающей матери в семье приводит к тому, что дети хуже усваивают ценности, нормы и мораль общества. Дети матерей-одиночек испытывают большие проблемы в социальной адаптации, выборе брачного партнера и воспитании собственных детей. (И все же исследования американских психологов показывают, что несовершеннолетние преступники реже выходят из семей родителей-одиночек, чаще из семей с двумя конфликтующими родителями) [5,c.12].

B настоящее время роль мужчины во многих семьях сведена если не к нулю, то к минимуму. С одной стороны, он утратил прежний авторитет, с другой – лишившись патриархальной высоты и недоступности, он сплошь и рядом не стал ближе к детям. По данным социологических исследований, проведенных в конце ХХ века, роль отца в воспитании детей была сведена к своеобразному минимуму [19,c.33].

В 90-е годы ХХ в. в связи с резко изменившимися экономическими условиями в стране, потрясения затронули, наряду с другими социальными институтами, и семью. Появились совершенно новые типы семьи. Если в социалистическом обществе на основе профессиональной деятельности выделялось три социальных типа семей: рабочих, колхозников и интеллигенции, то в новых условиях можно выделить семью миллионера, семью бизнесмена, уличного торговца, семью безработного и т.д. Эти семьи наряду с традиционными семейными проблемами, порождают новые проблемы психологического и социокультурного плана. Например, семья уличных торговцев. Родителей нет дома целыми днями, дети предоставлены самим себе. Дефицит родительского внимания компенсируется деньгами, вещами. Воспитательный потенциал такой семьи невелик. Интересна в воспитательном плане и семья безработного, в которой родители, теряя возможность содержать семью, теряют авторитет у детей. У ребенка разрушается чувство безопасности, которое ему необходимо для нормального роста и развития. В семье воцаряется неуверенность, напряженность, страх за детей и семью в целом.

Экономическая ситуация в стране ведет к расслоению общества, к появлению богатых семей, среднеобеспеченных и бедных. Причем, наблюдается рост обедневших семей. Среди семей, имеющих в своем составе супружескую пару и одного-двух детей, доля малообеспеченных сильно возросла за счет недостаточно высоких заработков родителей (бюджетная сфера), из-за невключенности их в рыночные структуры хозяйствования, за счет платного образования и появления платных медицинских услуг. Экономическое неблагополучие семьи прежде всего сказывается на детях, которые не получают многое из того, что им необходимо. Это оборачивается утратой равных стартовых позиций для развития детей. Уже с раннего возраста дети из бедных семей лишаются возможности получить необходимое образование и достичь высокого профессионального уровня. В таких семьях главная задача – выжить в данной ситуации.

Материальные проблемы вытесняют духовные, нравственные, т.е., те которые являются сущностными в семейной жизни, тем самым ущербно трансформируя семью в её ценностных ориентациях. Материальные проблемы, став главными в семье, разрушают её гуманистическую сущность. Прежде всего, это проявляется в формализации семейных отношений, когда жизнь семьи строится на выполнении обязанностей без особых душевных затрат, когда акцентируются лишь материальные проблемы (не только в малообеспеченных семьях), когда в общении недостаточно теплоты, заботы, внимания. Формализация отношений сопровождается эмоциональным отторжением супругов друг от друга, родителей от детей, проявляющимся как нравственно-психологическое противостояние отцов и детей. Такое противостояние в подростковом возрасте вызывает лавинообразный рост агрессии, садизма, немотивированной преступности.

Многие исследователи считают, что проявления подростковой и юношеской жестокости – это проекция отношения к родителям в ситуации эмоционального отторжения [3,9,11,13,14,15]. Следствием этого отчуждения является также и ранний сексуальный опыт. По утверждению психологов, дети, лишенные родительской любви, испытавшие её недостаток, компенсируют это ранними половыми связями. Самым же сильным выражением нравственно-эмоционального отторжения являются участившиеся случаи убийства (рационального, сознательного или в момент раздражения, гнева) детьми своих родителей.

В ХХ веке, наряду с семьями, состоящими из супругов с детьми и без детей, получили распространение и ряд нетрадиционных моделей семьи. Альтернативой полных семей являются неполные семьи с одни родителем. Неполная семья – результат овдовения или развода. При этом, если в первой половине ХХ века неполные, семьи были главным образом результатом овдовения, то со второй половины – развода. Процент разводов по отношению к бракам все время растет. Эта тенденция подтверждает новые особенности семейной жизни – наличие детей все в меньшей степени служит препятствием для развода. Все больше детей остается без одного из родителей. В результате разлад между супругами дополняется кризисом родительства [12,c.20].

Материнская семья исходно внебрачна. Внебрачные рождения растут более быстро, чем брачные. Наибольшее и увеличившееся распространение материнская семья получила среди 15-19 летних подростков и женщин после 35 лет [30,c.56].

В последнее время широкое распространение получили альтернативные браку семьи. Это прежде всего внебрачное сожительство, когда супруги, живя вместе и ведя общее хозяйство, не регистрируют свой брак или регистрируют его, когда может или уже появился ребенок.

Хочется отметить еще одну своеобразную форму брака – это так называемый Годвин-брак, предполагающий раздельное проживание супругов. У.Годвин – английский анархо-социалист утверждал, что совместное проживание супругов есть зло, препятствующее самостоятельному развитию супругов вследствие несовершенства людей и различия их склонностей и потребностей [17,c.190].

С появлением «новых белорусов» широкое распространение получила еще одна модель альтернативной семьи, которой сербский юрист М.Босанац дал название «семья-конкубинат», означающее возможность мужчины жить в официальном браке и при этом иметь параллельный союз с другой женщиной, имеющий от него внебрачного ребенка или, сохранив неформальную связь с первой женой, юридически оформить брак с бывшей конкубиной. Другими словами, мужчина имеет семью, где есть ребенок, а также любовницу, имеющую от него ребенка. При этом он выполняет обязанности мужа, отца по отношению к той и другой семье. Зачастую женщины знают о существовании друг друга и не возражают против этого. Семейные отношения в данной семье чреваты непредсказуемыми эмоциональными и психологическими стрессами и поэтому вряд ли она жизнеспособна [34].

Обобщая отличительные черты современных моделей семьи, отмечают ряд существенных перемен:

  1. Произошел перевес личных выгод индивида и экономической деятельности как таковой над ценностями родства, отделение родства от социально-экономической деятельности.
  2. Современной модели семьи характерно разделение дома и работы. Произошло распространение потребительского типа семьи, где общесемейная деятельность дополняется потреблением товаров и услуг внесемейных учреждений за счет зарплаты, добываемой членами семьи за порогом дома. Однако в силу социокультурного разделения семейных обязанностей женщины, участвующие в производительном внесемейном труде, продолжают вести домашнее хозяйство — так называемая «двойная нагрузка» современной женщины. Переход от социального к семейно-бытовому самообслуживанию вызвал трансформацию мужских и женских ролей в семье [29,c.45].

Развитие западной семьи пошло двумя путями:

феминистским путем борьбы за равноправное распределение семейных функций между мужем и женой;

путем «рационализации и индустриализации» ведения домашнего хозяйства (использование бытовых приборов и разнообразной домашней техники, массовый переход на услуги прачечных, химчисток, введение в домашнюю пищу полуфабрикатов и т.д.).

  1. Произошло размежевание дома и внесемейного мира, первичности семьи и обезличенности отношений во внешнем окружении.
  2. Современной семье свойственна социальная и географическая мобильность, связанная с самостоятельным и независимым профессиональным и личностным самоопределением детей без наследования социального статуса и профессиональной специализации родителей.
  3. Система «семья-центризма» с ориентацией на материальные блага, ценностями долга, семейной ответственности, рождения и воспитания детей, заботы о старости родителей, доминированием авторитета родителей и родственников уступает место системе «эгоцентризма» с ценностями индивидуализма, независимости, личных достижений, усилением ощущения сильного «Я».
  4. Происходит переход от централизованной расширенной семейно-родственной системы к децентрализованным нуклеарным семьям, в которых супружеские узы становятся выше родовых-родственных.
  5. Развод по инициативе мужа (прежде всего в связи с бездетностью брака) вытесняется разводом, вызванным межличностной несовместимостью супругов («не сошлись характерами», «отсутствие взаимопонимания», «испытали разочарование друг в друге»).
  6. Происходит переход от «закрытой» к «открытой» системе выбора супруга на основе межличностной избирательности молодыми людьми друг друга (хотя и при сохранении имущественных интересов и системы наследования, закрепляемых брачным контрактом).
  7. На смену культуре бездетности с жестким табу на применение контрацепции приходит культура индивидуального вмешательства в репродуктивный цикл, т. е. предупреждение и прерывание беременности.
  8. Нормы, связанные с феноменом многодетности семьи, исторически изживают себя. В XXв. – нач. ХХI в. происходит спонтанное сокращение количества детей в семье, учащаются разводы, реже заключаются браки [10,c.34].

Вместе с тем, модель семьи имеет шанс измениться. На смену семье, где всю ответственность несет на себе мать (она же доминирует в семье, и она же имеет более близкие эмоциональные контакты с детьми), а отец «выброшен» за борт семейных отношений, может прийти иная семейная структура, в которой доминирующая роль остается за матерью, следующая по значимости принадлежит отцу, а дети — в подчинении.

За благополучие, социальную защиту семьи отвечает отец.

Дети эмоционально ближе к матери, чем к отцу. Разумеется, такая структура также не лишена противоречий (взять хотя бы отношения доминирования-ответственности) как в плане супружеских, так и в плане детско-родительских отношений.

1.2 Семьи, воспитывающие детей-инвалидов

На 1 января 2009 г. общее количество детей-инвалидов составило 26 632. Численность детей-инвалидов в возрасте до 18 лет, состоящих на учёте в органах социальной защиты на конец 2008 г., и уровень детской ин­валидности на 10 тыс. детского населения пред­ставлены в таблице [34]:

Регион Всего На 10 тыс. детей в возрасте 0-17 лет
Республика Беларусь 26 632 149,2
г. Минск 4 304 24,1
Области:
Брестская 4 803 26,9
Витебская 2 975 16,7
Гомельская 4 144 23,2.
Гродненская 3 410 19,1
Минская 3 985 22,3
Могилёвская 3 011 16,9

Численность детей в возрасте до 18 лет, впер­вые признанных инвалидами

Регион Всего На 10 тыс. детей в возрасте 0-17 лет
Республика Беларусь 2930 16,3
г. Минск 642 3,6
Области:
Брестская 491 2,7
Витебская 328 1,8
Гомельская 416 2,3
Гродненская 319 1,8
Минская 453 2,5
Могилёвская 281 1,6

Показатели первичной инвалидности детского населения

 

Классы болезней

Показатель первичной инвалидности в возрасте
0-16лет 0-4 года 5-9лет 10-14 лет
Новообразования 1,5 1,3 1,1 2
Болезни эндокринной системы 1,2 1,1 1 1,5
Болезни крови 0,2 0,2 0,2 0,3
Психические расстройства 3,1 3,2 3 3,2
Болезни нервной системы и органов чувств 5,4 8,9 4,8 4,1
Болезни системы кровообращения 0,4 0,5 0,4 0,3
Болезни органов дыхания 0,6 0,4 0,4 0,9
Болезни органов пищеварения 0,2 0,3 0,1 0,1
Болезни почек 0,3 0,4 0,4 0,3
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани 0,6 0,6 0,7 0,5
Врожденные аномалии 3,4 6,7 3,1 1,9
Травмы 0,8 0,6 0,7 0,9
Все классы болезней 17,9 24,8 16,2 16,2

Частота случаев нарушений в умственном и физическом развитии

Характер нарушений

 

 

Дети

в возрасте

Подростки в возрасте
0-4 года 5-9 лет 10-14 лет 0-14 лет 15-17 лет
Умственные нарушения 346 1082,9 1703,8 1110,7 1247,8
Другие психосоматические состояния и другие психологические нарушения  

 

280,9

 

 

652,8

 

 

884,3

 

 

636,9

 

 

427,8

Языковые и речевые нарушения 538,5 1812 386,2 945,6 147,5
Слуховые и вестибулярные нарушения 73,1 198,8 356,3 222,4 284,1
Зрительные нарушения 423,6 1740,1 4772,3 2127,6 1093,7
Висцеральные и метаболические нарушения и расстройства питания 2252,7 3735,7 6455,1 4329,7 958
Двигательные нарушения 660,7 922,7 1395,1 1024,7 646,3
Уродующие нарушения 510,7 397,9 342,9 408,3 145,3
Нарушения, связанные с причинами общего характера  

251,8

 

248,9

 

403,5

 

306,3

 

106,9

Уровень первичной детской инвалидности (до 18 лет) в 2008 году составил 16,3 на 10 тыс. детско­го населения (в 2007 г. — 17,08). Половина детей-инвалидов имеют тяжёлые и стойкие нарушения двигательной, психической или соматической сферы, у остальных ребят расстрой­ства функции носят менее тяжёлый характер, в связи с чем прогноз для устранения или компенса­ции имеющихся у них дефектов более благоприят­ный [34].

В психолого-педагогической литературе при описании проблем «ребенка-инвалида» все чаще используются понятия «особый ребенок», «ребенок с ограниченными возможностями», «ребенок с особыми нуждами». Это свидетельствует о том, что больного ребенка воспринимают как человека, которому с самого раннего детства пришлось столкнуться с труднейшими проблемами и который нуждается в особой поддержке и помощи. Именно семья должна стать развивающей средой для такого ребенка. Здоровый психологический климат служит гарантией его гармоничного развития и позволяет полнее раскрыть потенциальные возможности. Во многом это зависит от принятия родителями информации о заболевании ребенка, выбора стиля и тактики его воспитания, адекватного восприятия заболевания на всех этапах развития ребенка и сохранения уважительных отношений между всеми членами семьи.

Ребенок-инвалид представляет для родителей чрезвычайно сильный психотравмирующий стрессор. Процесс переживания кризиса от состояния растерянности и горя до осознания произошедшего и принятия его сопровождается значимой изменчивостью психологической адаптации, которая затягивается порой на годы. Качественные изменения адаптации, имеющие место в семьях данной категории, проявляются на нескольких уровнях:

Психологический уровень

Исследования последних лет показали, что члены семьи ребенка-инвалида имеют личностные нарушения, выражающиеся в эмоциональной лабильности, тревожности, агрессивности. Вследствие того, что рождение больного ребенка, его воспитание, обучение, общение с ним является длительными патогенно воздействующими факторами, травмирующими психику матери, в силу тяжести переживаемого, то у матери могут сформироваться клинические признаки пограничных психических расстройств, с преобладанием аномальных личностных и поведенческих нарушений.

Соматический уровень

Переживания, выпавшие на долю матери ребенка-инвалида, часто превышают уровень переносимых психологических нагрузок, что проявляется в виде психосоматических, астенических и вегетативных расстройствах.

Социальный уровень

Наличие физических, психологических, социальных, и иных барьеров для ребенка-инвалида создает условия для малообщительности конкретной семьи, избирательности в контактах, то есть формируется ограниченный микросоциум, в котором преимущественно и воспитывается ребенок. Само по себе ограничение в контактах препятствует формированию психологической гармоничности. Матери, как правило, оставляют работу по избранной специальности и целиком посвящают себя воспитанию ребенка, что еще в большей степени способствует аномальной личностной и поведенческой изменчивости матерей. Неготовность общества адекватно воспринимать инвалидов и их семьи также оказывает дополнительное психотравмирующее воздействие на членов семей и самого инвалида [24,c.143-145].

По мере роста и развития ребенка-инвалида в семье возникают новые стрессовые ситуации, новые проблемы, к решению которых родители совершенно не подготовлены. Конституционально-психотипологическая личностная изменчивость, возникающая под влиянием социально-стрессовых, информационных, экологических и иных факторов или их комплексов провоцирует негативный личностный дрейф по вектору «норма-патология», что усложняет социальную адаптацию и ограничивает возможности осознанного выбора разрешения жизненных проблем.

Сначала родители отторгают саму мысль о возможности серьезного заболевания и о том, что их ребенок не такой, как все. Зачастую они склонны обвинять друг друга и близких родственников в плохой наследственности, неправильном поведении. Отрицание физического дефекта или заболевания сменяется переживанием вины. Родители испытывают одновременно любовь к своему малышу и чувство рухнувшей гордости за него.

Экстравертированные матери, как правило, винят в случившемся себя. Они впадают в отчаяние и проявляют депрессивные реакции. Настроение их преисполнено печалью, а в сознании доминирует мысль о случившемся горе. С течением времени матери становятся более замкнутыми, теряют интерес к окружающим людям, прежние привязанности. В эмоциональной сфере отмечается обидчивость, раздражительность, несдержанность аффектов, слабодушие и слезливость при разговорах о детях.

Интровертированные матери, напротив, склонны обвинять медицинский персонал в недосмотре, некачественной работе и т.д. Они неадекватно воспринимают болезнь ребенка, считая, что она вполне излечима, — так проявляется механизм психологической защиты от травмирующих переживаний [22,c.34].

С годами настроение матерей претерпевает значительные изменения, появляются приступы отчаяния. Изменяются и их личностные особенности. Неуверенность, застенчивость сменяются упорством, теплота привязанности к близким замещается суховатостью и педантизмом, доброта — некоторым бессердечием.

В большинстве случаев из-за различных физических, эмоциональных и/социальных нагрузок, обусловленных нарушениями развития у детей, матери страдают и переживают гораздо сильнее и острее, чем отцы. У некоторых из них возникают суицидальные мысли.

Негативные тенденции в психическом состоянии родителей (матерей) характеризуются невротической симптоматикой: высоким уровнем тревожности, неуверенностью в собственных силах, сниженным фоном настроения, низкой активностью, обидчивостью, ранимостью, подавленностью. Нередко отмечается неадекватность поведения — агрессивность, раздражительность, несдержанность, ворчливость, недоброжелательность, настороженность. Часто встречаются соматические нарушения — вегетативные дистонии, повышенная подверженность простудным заболеваниям, функциональные нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы и желудочно-кишечного тракта.

Обвинения родителями себя и других в случившемся, агрессивные проявления и периоды упадка жизненных сил перемежаются повседневными заботами о ребенке. Никакое описание заболевания ребенка не дает полного представления о тех переживаниях и трудностях, с которыми сталкиваются родители, воспитывая своего малыша и обеспечивая его необходимым лечением. Понимание того, что процесс лечения и специального обучения (в связи с физическими или интеллектуальными нарушениями) будет длительным, приходит не сразу. Осознание этого факта — сильнейший стресс для родителей и других членов семьи (бабушек и дедушек, братьев и сестер), который переживается на протяжении всей жизни и нередко проявляется в изоляции семьи от общества (сужается круг знакомых, ограничивается общение с родственниками). Проблемы и заботы, связанные с заболеванием ребенка, становятся преградой для полноценной жизни каждого члена семьи. Зачастую семья оказывается своеобразной замкнутой микросредой со специфической деформированной системой отношений между родственниками [7,c.563].

Часто семья оказывается не в состоянии принять сложившуюся ситуацию. Родители испытывают страх за будущее своего ребенка. Перспектива собственного будущего (планы родителей по поводу учебы, работы, друзей) связывается с возможными изменениями состояния здоровья ребенка. Нередко больной ребенок становится причиной семейных конфликтов и разводов родителей.

Часто с ребенком остается мать. В неполной семье формируется замкнутая система «ребенок-родитель», которая функционирует как единое целое. Эффективность реабилитационных мероприятий (медицинских, психологических, психотерапевтических и др.) во многом зависит от участия и матери, и ребенка. Стресс матери-одиночки мешает адекватно воспринимать и правильно оценивать всю ситуацию развития ребенка-инвалида, его скрытые ресурсы и возможности их реализации. Оставшись наедине с больным ребенком, без поддержки супруга, мать пытается компенсировать отсутствие отца повышенным вниманием и заботой о своем малыше.

Сплоченность всех членов семьи, уважительное отношение друг к другу, наличие общих целей и единой системы ценностей, желание максимально проявить и реализовать собственные возможности, помочь в этом своим близким — все это позволяет прогнозировать наиболее оптимальный и эффективный путь построения активной жизненной позиции больного ребенка.

Гармоничное развитие ребенка во многом зависит от стиля воспитания, которого придерживаются родители. Например, в семьях с детьми, страдающими детским церебральным параличом, преобладающим типом воспитания является гиперопека. Она проявляется в чрезмерном внимании родителей, в стремлении предупредить желания больного («кумир семьи»).

Часто связь больного ребенка с матерью приобретает симбиотический характер. В таких семьях родители вынуждены снижать свою трудовую и социальную активность, чтобы проводить больше времени с ребенком, во всем помогать ему, «максимально» лечить. Это приводит к тому, что и ребенок сосредоточивает все внимание на заболевании и собственных болезненных ощущениях. Наличие заболевания оправдывает и усиливает заботу родителей, особенно матерей. Неуверенность и обеспокоенность матери провоцирует у ребенка страх, который подчеркивает и усугубляет его состояние. Так возникает порочный круг, который не может быть разорван без внешнего вмешательства. Складывается «невротическая» структура семьи. Вся ее жизнь вращается вокруг ребенка, можно сказать, он объединяет семью. Госпитализация или поступление в специальное образовательное учреждение (детский сад, интернат) являются мощнейшим стрессорным фактором для ребенка, симбиотически привязанного к матери. Эмоциональные переживания разлуки вызывают негативное поведение, отражаются на всем ходе психического развития ребенка.

По мере взросления сына или дочери гиперопека (гиперпротекция) усиливается. Родители стараются удовлетворять все запросы ребенка и не наказывать его. Кроме того, увеличивается их страх за ребенка. Родители продолжают видеть в нем малыша, даже когда он повзрослел и пришло время пересмотреть детско-родительские отношения, расширить сферу самостоятельности. Они оказывают давление на подростка и в мировоззренческом плане.

В отдельных случаях прослеживается противоположная тенденция — материнская позиция трансформируется по мере взросления ребенка от принятия до отвержения. Если в первые три года жизни ребенка за счет защитного переживания дефекта и неполного представления о нем материнская позиция представляла собой принятие, то с течением времени, чаще всего в период дошкольного детства больного, она перестраивается в сторону отвержения. Возможно, это связано с объективацией представлений о структуре дефекта, перспективах социального развития больного и с изменением эмоционального отношения к нему [26,c.110].

Таким образом, кроме «симбиотического единства» при анализе детско-родительских отношений можно выделить и «эмоциональную изоляцию», которая проявляется в виде явного или скрытого отвержения больного ребенка в семье. Он постоянно ощущает себя помехой для родителей. В случае скрытого эмоционального отвержения родители понимают свое негативное отношение к ребенку и пытаются компенсировать его подчеркнутой заботой.

Отсутствие тесного эмоционального контакта с ребенком иногда сопровождается повышенными требованиями родителей к педагогическому и медицинскому персоналу. Нередко эмоциональное отвержение проявляется в том, что родители стесняются кому-либо представлять своего ребенка. Некоторые воспринимают его дефект как свидетельство собственной неполноценности. Неуверенность в себе, в своих родительских возможностях пагубно сказывается на всем общении с ребенком. Часто родители скрывают малыша от посторонних глаз, гуляют с ним вечером, когда менее заметны физические недостатки, потому что окружающие откровенно демонстрируют жалость и удивление. Получается, что ребенок оказывается в ситуации, усугубленной психологической депривацией, которая замедляет его развитие, приводит к эмоциональной и личностной задержке, формированию пассивной жизненной позиции. Пропадает свойственная детскому возрасту непосредственность, эмоциональная яркость, живость. Вместо этого появляется взрослая рассудительность с оглядкой на чужое мнение, робость, страх перед общением с людьми, установлением дружеских контактов, неуверенность, пассивность.

В семьях, где кроме ребенка с ограниченными возможностями есть и другие, обычные дети, у родителей возникают особые трудности. Им приходится использовать различающиеся методы воспитания и поведения по отношению к здоровым и больным детям. Отношение обычного ребенка к своему брату или сестре, имеющему какие-либо нарушения, в огромной степени зависит от установки родителей. Если их поведение разумно и ясно, то именно в здоровых детях они найдут старательных помощников. А неосознанные и неразрешенные конфликты по поводу больного ребенка могут подействовать на других детей негативно. Чаще всего к больному брату или сестре дети относятся не агрессивно, а скорее отстраненно. Иногда их поведение регрессирует, у них бывают эмоциональные срывы, складываются невротические состояния [31,c.6].

Если ребенок с ограниченными возможностями единственный в семье, то и в этом случае возникают сложности.

Итак, можно выделить два основных типа отношений родителей к больному ребенку — это максимальная самоотдача, когда жизнь семьи строится в полном соответствии с потребностями ребенка, и отстраненность родителей, полная или частичная передача ответственности за него государственным учебным и медицинским учреждениям.

Тяжелое заболевание ребенка обедняет личную жизнь родителей, как правило, ограничивает их профессиональную деятельность. Матери (чаще, чем отцы) вынуждены бросить работу, перейти на неполный рабочий день или работать не по специальности. У родителей больных детей практически не остается свободного времени; они редко посещают театры и музеи; домашний досуг также сведен к минимуму.

Повседневные заботы сопряжены с разочарованиями и неудачами. Даже испытывая к своему ребенку истинную любовь, родители не всегда могут ее проявить. Часто отношения между ними и больным ребенком основаны на переживаниях вчерашнего дня и на ожидании неприятностей в будущем. Отсутствие контакта с ребенком в ситуации «здесь и теперь» осложняет эмоциональное взаимопонимание.

По мере взросления малыша расширяются представления матери о последствиях заболевания. Родители испытывают беспокойстве и неуверенность в том, что могут оказать необходимую своему ребенку. Более того, многие из них переживают момент безысходности и ощущения неэффективности всех тех педагогических и медицинских мероприятий, на которые уходит много сил, времени и средств. Сложность ситуации усугубляется тем, что «эффект в развитии», достижения ребенка подготавливаются длительно, постепенно, скрытно от внешнего наблюдения, и это ослабляет уверенность в том, что путь выбран правильно.

Положение ребенка с проблемами интеллектуального развития в семье

Более половины семей отрицательно влияют на развитие умственно отсталого ребенка, и лишь около 40% семей оказы­вают положительное воздействие. При этом следует отметить, что даже в тех семьях, где отношение к ребенку правильное, родители в большинстве случаев действуют, руководствуясь лишь собственным пониманием роли воспитания, не разбира­ясь в его специфике.

Почти 70% родителей маленьких детей склонны переоце­нивать их способности, а 25% — недооценивают. Только 5% ро­дителей правильно оценивают возможности своих детей. Сле­довательно, большинство из них нуждаются в помощи специа­листов в этом вопросе.

Воспитанием ребенка занимаются в основном матери, лишь в 24% случаев — отец и мать, а примерно в 6% семей ребенок предоставлен сам себе.

В семьях детей с легкими формами умственной отсталости примерно 1/3 родителей являются выпускниками в вспомогательных школ, т.е. сами страдают интеллектуаль­ной недостаточностью, хотя и в легкой степени. Следствием этого является проблема дальнейшего образования и трудоустройства, материального благополучия. Родители умственно отсталых детей в среднем имеют тот же образовательный и со­циально-экономический статус, в то время как среднее число детей на такую семью несколько больше, чем у родителей де­тей, развивающихся нормально. Такие семьи распадаются чаще, а в нераспавшихся семьях родительские функции не­редко перекладываются на бабушку со стороны матери. Дети нередко воспитываются в учреждениях интернатного типа, что разрушает не только детско-родительскую подсистему, но и детскую, так как не развиваются взаимоотношения с сибсами — братьями и сестрами.

Почти 1/4 семей, воспитывающих умственно отсталого ребен­ка — многодетные. В неполных семьях, с отчимами или прием­ными отцами живут 73,5% таких детей. В 13% семей умственно отсталых детей родители являются алкоголиками, наркоманами, правонарушителями. В этих се­мьях отмечается насилие по отношению друг к другу и собствен­ным детям [27,c.43].

Характерными нарушениями родительского поведения в случае рождения больного ребенка являются: потворствующая гиперопека, стиль «фобия потери ребенка» либо скрытая или открытая отчужденность, связанная с психической депривацией ребенка. Наиболее тяжелым последствием гиперопеки яв­ляется отставание в психическом развитии ребенка.

Семья аутичного ребенка

Аутичные дети, как правило, первые, а нередко и единствен­ные в семье. Из-за отсутствия опыта родители долго не замеча­ют особенностей ребенка. Третий год жизни является крити­ческим для родителей, так как становится очевидной серьез­ность отклонений ребенка. Реакция родителей проявляется в подавленности, растерянности перед неконтактностью ребен­ка, в комплексе собственной неполноценности, в полном отка­зе от себя во имя ребенка, в тревожных опасениях в связи с пред­полагаемой ролью «плохой наследственности». Это усугубляет­ся невыгодным сравнением своего ребенка с «нормальными» детьми. Возникает напряженность, скрытая или явная конф­ликтность семейных отношений, взаимные обвинения родите­лей.

Позиции родителей могут быть различными. Одни из них недооценивают реальные успехи и возможности ребенка, фиксируясь на его недостатках. Они стыдятся за ребенка. Воспита­ние строится на жестко-директивных принципах. Другие ро­дители, наоборот, всячески преувеличивают достижения своих детей и затушевывают их недостаточность. Часто родители сами многое делают за ребенка, не замечая этого и приписывая ре­зультаты ребенку. Во многих семьях имеет место противоречи­вость позиций. Многие родители считают главным вербально-интеллектуальное развитие, хотя западает преимущественно невербальное развитие.

Позиция родителей детей с нарушенным зрением. Рождение слепого ребенка в семье с двумя незрячими роди­телями — прогнозируемое событие и воспринимается с пони­манием. С появлением слепого ребенка в семье у здоровых ро­дителей возникает иная психологическая обстановка. Состоя­ние родителей близко к шоковому. Родители не знают, как бу­дет функционировать семья в дальнейшем, чему можно обучать незрячего ребенка, родителям не ясна перспектива его психи­ческого развития. Родители слепого ребенка нередко испыты­вают чувство вины, что отрицательно отражается на их психи­ческом состоянии: они замыкаются в своих переживаниях, рев­ниво относятся к нормально видящим детям своих друзей, зна­комых.

Родительские позиции по отношению к слепому ребенку и его дефекту могут быть адекватными и неадекватными. Адекватным считается такое отношение, при котором ребе­нок воспринимается в семье как здоровый, но имеющий ряд осо­бенностей, которые следует учитывать в процессе воспитания. При этом ребенок и недостаточность у него зрения родителями принимаются. Принятие означает способность родителей при­мириться с фактом наличия у ребенка особенностей, связанных с нарушением зрения, готовность к включению ребенка в свою жизненную программу. Родители видят в своем малыше прежде всего ребенка, имеющего особенности, свойственные и другим детям, а также присущее лишь ему своеобразие. Такая позиция становится необходимой предпосылкой создания в семье усло­вий для полноценного развития ребенка. Родители делают все возможное для того, чтобы он стал полноценной личностью, а качество его жизни было бы достаточно высоким.

Неадекватность родительской позиции определяется тем, что ребенок воспринимается как жертва обстоятельств, обижен­ное судьбой существо, которое нуждается в постоянной опеке и защите. При этом родители (чаще матери) испытывают чувство вины перед ним, которую они постоянно пытаются искупить. Такая жертвенная любовь не приносит ребенку пользы. Ребе­нок растет привыкшим к опеке, не приспособленным к жизни эгоистом. У такого ребенка не формируются навыки самообслу­живания, усугубляется задержка развития предметной деятель­ности, характерная для глубоких нарушений зрения, недоста­точно развиваются сохранные анализаторы, и в первую очередь осязание.

Неадекватной и неблагоприятной для психического разви­тия ребенка является такая позиция родителей, когда с недо­статком зрения они смирились, но не принимают уже самого ребенка. Мать считает, что у нее не мог родиться незрячий ребе­нок. Произошла роковая ошибка, и она не обязана расплачи­ваться за чужие ошибки. Ребенок вызывает у нее раздражение. Она психологически отвергает ребенка, мало с ним занимается и старается отдать его на воспитание родственникам или дру­гим лицам.

Весьма сложная ситуация создается и в результате такого отношения к ребенку, когда родители принимают ребенка, но отрицают наличие у него каких-либо особенностей. Казалось бы, в данном случае родители (так же как и при адекватном от­ношении) относятся к ребенку, как к здоровому. Но при этом не принимаются в расчет специфические особенности ребенка, поскольку родители не допускают и мысли о том, что они его не вылечат. Чаще подобную позицию занимают родители слепых детей, имеющих нарушения интеллекта. Настаивая на отсут­ствии у ребенка нарушений со стороны интеллектуальной сфе­ры, родители создают ему неадекватные учебные условия, не учитывающие сложный характер его нарушения, что создает перенапряжение его нервной системы и отрицательно сказы­вается на формирование его личности.

Последняя из позиций родителей по отношению к незряче­му ребенку предполагает неприятие как недостатка, так и са­мого ребенка. У родителей появляется желание избавиться от ребенка. Если дефект выявлен уже при рождении ребенка и оба родителя занимают указанную позицию, то они, как правило, отказываются от ребенка.

Нередко мать и отец занимают разные позиции по отноше­нию к ребенку и его дефекту. Это создает почву для конфликтов в семье и может привести к ее распаду.

Почва для конфликтной ситуации в семье особенно легко со­здается и тогда, когда у ребенка кроме слепоты имеются нару­шения со стороны интеллектуальной сферы.

Выводы по первой главе:

Семья представляет собой уникальное социально-психологическое явление, специфика которого состоит в том, что в течение длительного времени несколько человек самым тесным образом взаимодействуют. К настоящему моменту сложились разнообразные формы брачно-семейных отношений:

  1. Гармоничный (идеальный) тип супружества: максимально высокий уровень социальной, психологической, социально-психологической и сексуально-поведенческой адаптации, которые приводят к супружескому синергизму, ощущению полного удовлетворения и счастья.
  2. Дисгармоничный тип: изолированное или сочетаемое нарушение адаптации супругов.

2.1. Антагонистический вариант (у супругов имеются особенности личностной аномалии, которые резко ограничивают или делают невозможным достижение адаптации на всех уровнях супружеского взаимодействия).

2.2. Негативно-дополняющий вариант: супруги выступают по отношению друг к другу как патологически дополняющие партнеры.

  1. Псевдогармонический тип супружества: наличие у обоих супругов психопатологии или сексуальной девиации, мнимой адаптации при имеющемся несоответствии личной и общественной морали и этики.

3.1. Псевдопозитивно-дополняющий вариант: супруги выступают по отношению друг к другу как патологически дополняющие партнеры, но такое патологическое дополнение способно обеспечивать относительную устойчивость брака.

3.2. Псевдосимбиотический вариант: у обоих супругов имеется психический инфантилизм и патологическая зависимость друг от друга.

3.3.Псевдосинергический вариант: отмечается мнимая адаптация супругов. Супружеская жизнь может быть внешне гармоничной, но мотивы ее носят отрицательный характер.

Ребенок-инвалид представляет для родителей чрезвычайно сильный психотравмирующий стрессор. Процесс переживания кризиса от состояния растерянности и горя до осознания произошедшего и принятия его сопровождается значимой изменчивостью психологической адаптации, которая затягивается порой на годы.

Трудности,  с  которыми  сталкиваются  семьи, воспитывающие  ребенка  с  отклонениями  в  развитии, неизбежно накладывают сильные  ограничения  на  материальную,  профессиональную,  социальную,  эмоциональную  стороны  семейной  жизни,  оказывая  то  или  иное  влияние  на каждого члена семьи.

Рождение ребенка-инвалида деструктивно влияет на семейные взаимоотношения и обуславливает особенности аномального личностного реагирования лиц, занимающихся воспитанием детей.

Семья,  в  которой живет  больной  ребенок,  оказывается  особой  группой,  которой  соответствует  присущая  только  для  нее  атмосфера  межличностных отношений.  Эти  отношения  по-разному  проявляются  и  в  различной  степени влияют  на  развитие  ребенка,  протекания  его  заболевания,  а  также  общее психическое состояние самих родителей, других членов семьи.

ГЛАВА II ИЗУЧЕНИЕ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ У РОДИТЕЛЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ

2.1 Методики и организация исследования

 

Характеристика выборки. В  настоящем исследовании  приняли  участие 20 человек,  из  которых 10 человек – контрольная группа – КГ (родители нормально развивающихся детей) и 10 человек составили экспериментальную группу – ЭГ (родители, воспитывающие детей-инвалидов, посещающих отделение дневного пребывания в г. Глузске Могилевской области).

Всего  в  исследовании  приняло  участие 10 супружеских  пар (5 –  в  ЭГ), 5 –  в  КГ).  ЭГ была разделена 2 подгруппы:  родители,  чьи  дети  страдают  церебральным  параличом (3 семьи),  а также родители слепых детей (2 семьи). Возраст детей (2 девочки и 3 мальчика) составил от 4 до 12 лет.

 

Распределение по полу, возрасту и стажу  брака  (чел.).

Таблица 1

Экспериментальная группа Контрольная группа
пол возраст стаж наличие др.детей пол возраст стаж
1 ж 29 9 нет ж 26 5
2 м 32 9 нет м 30 5
3 ж 33 6 нет ж 31 8
4 м 36 6 нет м 31 8
5 ж 38 8 нет ж 35 10
6 м 38 8 нет м 35 10
7 ж 42 20 да ж 41 11
8 м 40 20 да м 43 11
9 ж 42 15 да ж 42 13
10 м 49 15 да м 47 13

 

Согласно  представленным  данным,  распределение  обследованных  по  полу, возрасту и стажу брака однородно. Средний возраст в ЭГ – 37,9 %, в КГ – 36, 1 %. Пары  находятся  в  браке  в ЭГ – в течение 6-15 лет, в КГ –  в течение 5-13 лет.

Далее было выяснено, изменялась ли трудовая деятельность родителей, начиная с 3-х-летного возраста ребенка-инвалида.

Изменения трудовой деятельности родителей

(в % от общего числа респондентов)

Таблица 2

Виды изменений трудовой деятельности Жен. Муж.
Вынуждены уйти с работы в связи с необходимостью ухода за ребенком. 20 0
Поменяли специальность, место работы с целью увеличения дохода или освобождения доп. времени для ухода за ребенком 10 40
Брались за любую работу ради заработка 0 40
Перешли на новую работу по собственному желанию 0 20
Сохранили занятость с понижением в должности 20 0
Прерывали работу на время ухода за ребенком, вернулись на прежнюю должность 50 0

Таким образом, большинство отцов (80 %), имеющих детей-инвалидов, реализуют экономически активную стратегию, меняя место работы или профессию для того, чтобы решать проблемы ухода за детьми, что свидетельствует о достаточном уровне социальной адаптации этих семей.

Цель эксперимента: выявить особенности супружеских отношений в семьях, имеющих детей-инвалидов.

В исследовании были использованы следующие методики:

Тест на уровень удовлетворенности браком [9,28] (приложение 1). Назначение теста: исследование степени удовлетворенности браком.

Обработка данных. При суммировании ответов варианту а приписывается 0, б — 1, в — 2, г — 3 баллов.  В вопросах №№ 1,4,6, 8, 9, 12, 14,16 баллы приписываются в обратном порядке. Уровень удовлетворенности варьирует от 0 до 51.

Критерии оценки:

Высокий уровень – 40-51 баллов;

Уровень выше среднего – 30-39 баллов;

Средний уровень – 20-29 баллов;

Уровень ниже среднего – 10-19 баллов;

Низкий уровень – 0-9 баллов.

Опросник для диагностики отношения к болезни ребенка (ДОБР) В.Е.Каган, И.П.Журавлева [2] (приложение 2). Опросник используется в научно-практической работе для изучения отношения к болезни ребенка, качества семейных отношений семьи и т.д.

Опросник состоит из 40 пунктов-утверждений, согласие испытуемых с которыми оценивается по 6-балльной шкале.

Ключ к тесту:

Интернальность: 1+, 5-, 9+, 13-, 17-, 21-, 25+, 29+, 33+, 37+;

Тревога: 2+, 6-, 10+, 14+, 18-, 22+, 26-, 30+, 34-, 38-;

Нозогнозия: 3-, 7+, 11+, 15-, 19-, 23-, 27+, 31+, 35+, 39+;

Контроль активности: 4+, 8-, 12-, 16+, 20-, 24+, 28-, 32-, 36-, 40-.

Общая напряженность рассчитывается как суммарный показатель по всему опроснику в целом. Для удобства сопоставления с частными шкалами общую напряженность (О) удобнее определять как их среднее арифметическое. Тогда максимальный разброс по каждой из пяти шкал составляет от +30 до -30.

Обработка результатов теста. По каждому вопросу шкалы определяются баллы, совпадающие с ключом (например, по 1-му вопросу – со знаком «+», по 5-му – со знаком «-» и т.д.). Баллы по всем пунктам арифметически суммируются, а затем из них вычитается арифметическая сумма баллов по всем пунктам шкалы, где оценки испытуемых не совпадают с ключом (например, по 9-му вопросу со знаком «-», по 13-му – со знаком «+»). Полученный результат и есть показатель шкалы. Частное от деления суммы И, Т, Н и А на 4 образует показатель О.

Критерии оценки:

Высокий уровень – 34-40 баллов;

Уровень выше среднего – 27-33 баллов;

Средний уровень – 20-26 баллов;

Уровень ниже среднего – 13-19 баллов;

Низкий уровень –  менее 12 баллов.

Описание шкал теста:

Шкала интернальности (И). Высокие показатели по ней описывают экстернальный родительский контроль болезни ребенка – причины болезни воспринимаются как нечто, не зависящее от родителей, что они не могут контролировать и чем не могут управлять.  Низкие показатели описывают интернальный контроль, при котором родители воспринимают себя как ответственных за болезнь ребенка.

Шкала тревоги (Т). Описывает тревожные реакции на болезнь ребенка. Чем больше показатель, тем более выражена тревога. Умеренное отрицание тревоги характеризует относительно нейтральное отношение к. болезни ребенка. Крайние степени отрицания тревоги расходятся с конвенциональными стереотипами отношения к детям и указывают чаще всего на вытеснение тревоги.

Шкала нозогнозии (Н). Высокие показатели описывают преувеличение родителями тяжести болезни ребенка (гипернозогнозия). Низкие показатели – описывают преуменьшение родителями тяжести болезни ребенка (гипонозогнозия и анозогнозия).

Шкала контроля активности (А). Высокие показатели описывают тенденцию родителей устанавливать на время болезни максимальные ограничения активности ребенка («покой лечит»). Низкие показатели – тенденцию недооценки соблюдения необходимых ограничений активности.

Шкала общей напряженности (О). Суммарный результат по всему опроснику в целом. Высокие показатели характеризуют напряженное отношение к заболеванию ребенка.

В ходе статистической обработки полученных данных использовался U-критерий Манна-Уитни. Настоящий статистический метод был предложен Фрэнком Вилкоксоном в 1945 году. Однако в 1947 году метод был улучшен и расширен Х.Б. Манном и Д.Р. Уитни, посему U-критерий чаще называют их именами.

Критерий предназначен для оценки различий между двумя выборками по уровню какого-либо признака, количественно измеренного. Он позволяет выявлять различия между малыми выборками, когда n1,n2≥3 или n1=2, n2≥5, и является более мощным, чем критерий Розенбаума.

Существует несколько способов использования критерия и несколько вариантов таблиц критических значений, соответствующих этим способам.

Этот метод определяет, достаточно ли мала зона перекрещивающихся значений между двумя рядами. 1-м рядом (выборкой, группой) мы называем тот ряд значений, в котором значения, по предварительной оценке, выше, а 2-м рядом – тот, где они предположительно ниже. Чем меньше область перекрещивающихся значений, тем более вероятно, что различия достоверны. Иногда эти различия называют различиями в расположении двух выборок. Эмпирическое значение критерия U отражает то, насколько велика зона совпадения между рядами. Поэтому чем меньше U эмп, тем более вероятно, что различия достоверны.

2.2 Анализ результатов экспериментального исследования

В результате проведения диагностики были получены следующие данные:

 

Рис. 1  Результаты тестирования на уровень удовлетворенности браком в ЭГ

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

 

Рис. 2  Результаты тестирования на уровень удовлетворенности браком в КГ

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

 

Рис. 3  Сравнение результатов в ЭГ (1 ряд) и в КГ (2 ряд)

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

Согласно  полученным  данным,  взаимоотношения в семьях, воспитывающих ребенка-инвалида, по сравнению с обычными семьями, менее благоприятные, частота конфликтов выше. При этом, более выражены эти тенденции в семьях, в которых нет здоровых детей. Анализ данных по тесту на уровень удовлетворенности браком показывает, что в ЭГ 60 % родителей (имеющие детей-инвалидов) не удовлетворены браком, 40 % имеют средние показатели и нет семей, довольных своим браком.

В КГ (родители, имеющие здоровых детей) 30 % супругов в полной мере удовлетворены браком, 40 % считают свой брак неудачным и 30 %  выбрали золотую середину.

Также выявлены различия в восприятии отношений  до  рождения  ребенка;  на  данный  момент;  а  также  желаемых отношений. Анализируя данные, можно отметить следующие моменты: супружеские отношения  до  рождения  ребенка  и  в  ЭГ  и  в  КГ оцениваются сходным образом. При  этом  оценка  отношений  между  супругами  в  данный  момент существенно  отличается,  т.е.  родители  ЭГ  оценивают  свои  супружеские отношения  как  менее  благоприятные,  менее  активные,  приносящие  меньше положительных эмоций.

В  ЭГ  отношения  между  супругами  в  данный  момент оцениваются  значительно  хуже,  чем  до  рождения  ребенка,  в  то  время  как  в контрольной  группе  отношения  в  данный  момент  оцениваются  как  более позитивные. При этом разрыв между желаемыми и  реальными отношениями в ЭГ гораздо больше, чем в контрольной.

Таким образом, рождение  больного  ребенка  существенным  образом  сказывается  на представлениях  супругов  о  себе,  друг  о  друге,  на  отношениях  между супругами.

При анализе различий в видении супружеских отношений по полу и виду патологии  ребенка  были  получены  следующие  данные:  в  семьях, воспитывающих ребенка с ДЦП, женщины оценивают супружеские отношения хуже,  чем  мужчины,  образ  идеальных  отношений  для  каждого  из  супругов далек от отношений, имеющихся на данный момент; супруги, воспитывающие ребенка  с  нарушением зрения,  имеют  сходное  представление  о  стабильности  своих  отношений,  в  тоже  время  женщины  эмоционально  не  принимают  эти отношения,  мужчины  же  в  большей  степени  не  удовлетворены  качеством супружеской  жизни.  При  этом  каждого  из  супругов  представления  об идеальных  отношениях  максимально  приближены  к  восприятию  отношений, которые были до рождения ребенка.

Для  женщин,  воспитывающих  ребенка-инвалида представления о будущем  во многом определяются ребенком, а также оценкой своих потенциальных возможностей. В тоже время оценка своей супружеской жизни  до  рождения  ребенка  и  представление  об  идеальном  ребенке (идеализирование  ребенка)  негативным  образом  сказываются  на  образе будущего. Складывается ситуация, когда объективная оценка ребенка и вера в свои  силы  дает  женщинам  уверенность  в  будущем,  в  то  время  как неудовлетворенность  в  супружеских  отношениях  и  непринятие  ребенка  как такового ведет к разрыву между желаемым и действительным и отрицательно сказывается на картине будущего.

Негативным образом на представлении о будущем у мужчин сказывается диссонанс  между  желаемыми   и  действительными  отношениями.  Мужчины  мечтают о других супружеских отношениях, видят себя другими. В тоже время осознают,  что  идеальные  представления  несовместимы  с  действительностью. Их представление о будущем строится на представлениях о  себе реальном, на идеальном образе супруги, на тех отношениях, что были до рождения ребенка. Необходимость  оставаться  в  этих  отношениях  может  восприниматься  как лишение себя лучшего будущего.

Таким  образом,  будущее  для женщин  в  основном  связано  с  ребенком  и рассчитывает  она  в  основном  на  себя,  в  то  время  как  мужчины  в  большей степени ориентированы на супружеские отношения.

Статистический анализ выявил значимые различия в уровне удовлетворенности браком в ЭГ и КГ (вводились средние показатели мужа и жены):

 

Выборка 1 Ранг 1 Выборка 2 Ранг 2
1 10 5.5 19 9
2 10 5.5 51 19.5
3 2.5 2 19 9
4 1.5 1 29 16
5 10.5 7 39 18
6 3 3 19 9
7 20.5 11.5 29 16
8 20.5 11.5 9 4
9 21 13.5 29 16
10 21 13.5 51 19.5
Суммы:   74   136

Результат: U эмп = 19.

U кр
p≤0.01 p≤0.05
19 27

Результаты диагностики по отношению к болезни ребенка следующие:

 

Рис. 4  Результаты тестирования в ЭГ

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

 

Рис. 5  Результаты тестирования в КГ

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

 

Рис. 6 Сравнение результатов в ЭГ (1 ряд) и в КГ (2 ряд)

1 — Высокий уровень; 2 — Уровень выше среднего; 3 — Средний уровень; 4 — Уровень ниже среднего;  5 -Низкий уровень

 

Итак, большинство семей (60 %), воспитывающих ребенка-инвалида, характеризуются высокой степенью общей напряженности, у 20 % выявлен средний уровень и только 30 % родителей могут адекватно реагировать на  болезнь ребенка.

Анализ данных также показал, что родители,  воспитывающие  детей-инвалидов,  оценивают  своих  детей хуже, чем родители детей без отклонений в развитии (по всем факторам семантического дифференциала).

При сравнении своего ребенка с большинством детей его пола, родители  из ЭГ,  указывая  на  значимость  ребенка,  его  принятие,  достаточно низко  его  оценивают (фактор  «Сила», «Активность»),  при  этом  существует значительный  разрыв  между  реальным  восприятием  родителями  ребенка  и идеальными представлениями о нем.

Также  были  выявлены  достоверные  различия  отношения  к  ребенку  в зависимости от пола ребенка и родителя.  Так,  матери,  воспитывающие  детей-инвалидов (и  с  ДЦП,  и  с  нарушением зрения) лучше оценивают девочек, чем мальчиков. Оценка ребенка мужчинами – разница  в  зависимости  от  вида  патологии  ребенка.  Так  мужчины, воспитывающие  детей  с  ДЦП,  лучше  относятся  к   девочкам,  в  то  время  как отцы детей с  нарушением зрения выше оценивают мальчиков.

Родители  детей-инвалидов (как  матери,  так  и  отцы)  рассматривают  свои отношения  с  ребенком  как  менее  удовлетворительные,  чем  родители, воспитывающие детей без отклонений в развитии. Отношения супруга с  ребенком,  у  родителей  основной  группы  по  сравнению  с  контрольной группой, также вызывают меньше положительных эмоций.

Отношения  с  ребенком  и  возраст  ребенка  во  многом  определяют  положительное  отношение  родителя  к  нему.  В  то  время  как тяжесть  заболевания  ребенка,  а  также  преувеличение  родителями  тяжести болезни  негативным  образом  сказываются  на  оценке  ребенка  родителем.

Отношение родителей будет меняться и при наличии в семье других, здоровых детей.

Таким образом, семьи, имеющие ребенка-инвалида, – это семьи, в которых отношения воспринимаются через  призму ребенка. Отношения между  супругами  как  таковые  отходят  на  второй  план. Все семейное  функционирование,  тем  или  иным  образом,  направлено  на потребности ребенка-инвалида, на решение проблем и трудностей, связанных с заболеванием.  Такая  ситуация  позволяет  поддерживать  формальное благополучие  отношений  между  супругами,  но,  тем  не  менее,  оказывает негативное  воздействие – супруги эмоционально все больше отдаляются друг от друга, изменяется их видение себя, представление о партнере.

На  наш  взгляд,  такая  концентрация  на  ребенке,  его  самочувствии, построении  отношений  с  учетом  заболевания  ребенка  в  ущерб  построения  полноценных  отношений  со  здоровыми  членами  семьи,  дестабилизирует супружеские отношения и определяет развитие всей семейной системы.

В данных семьях всё  семейное функционирование  сконцентрировано  на  больном  ребенке,  и именно  тяжесть патологии  ребенка  является  одним  из  основных  факторов,  определяющих характер  брачно-семейных  отношений.  Чем  тяжелее  состояние  ребенка,  тем напряженнее  атмосфера  в  семье,  и  тем  в  меньшей  степени  родители удовлетворены своей супружеской и семейной жизнью.

Статистический анализ выявил значимые различия в уровне общей напряженности в семье в ЭГ и КГ (вводились средние показатели мужа и жены):

Выборка 1 Ранг 1 Выборка 2 Ранг 2
1 39 19 12 3
2 38 16.5 27 12.5
3 39 19 20 7.5
4 38 16.5 13 4
5 39 19 27 12.5
6 33 14 20 7.5
7 26 10.5 34 15
8 19 5.5 21 9
9 19 5.5 4 2
10 26 10.5 3 1
Суммы: 136   74

Результат: U эмп = 19.

U кр
p≤0.01 p≤0.05
19 27

 

Выводы по второй главе:

Появление  в  семье ребенка-инвалида оказывается  мощным  стрессом,  видоизменяющим взаимоотношения  супругов  и  функционирование  семьи  в  целом,  приводит  к ухудшению партнерских отношений, искажению представлений о супружеской и  семейной  жизни,  негативно  сказывается  на  психологической  обстановке  в семье.

Для  семей  с  ребенком-инвалидом  характерно  изменение  стиля семейного  функционирования  в  сторону  большей  жесткости  и поляризации  семейных  ролей,  усиления  ригидности  семейных  правил  и процедур.

Характер  и  тяжесть  заболевания  ребенка,  проблемы  связанные  с обеспечением  его  здоровья  влияют  на  восприятие  и  оценку  родителями своих детей.

Вид  детской  патологии (например,  наличие  физических  или психических  нарушений)  оказывает  влияние  на  брачно-семейные отношения.

Рождение  больного  ребенка  негативным  образом  сказывается  на отношениях  между  супругами:  для  супругов  характерна  сниженная самооценка и оценка партнера, повышенное напряжение в отношениях.

Наличие  в  семье  здоровых  сибсов (независимо  от  порядка  рождения) оказывает благотворное влияние на семейный микроклимат. Компенсирующая роль  здорового  ребенка  определяется  наличием  альтернативных (здоровых) паттернов взаимодействия, что в целом оказывает положительное воздействие на семейное функционирование.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Семья,  в  которой живет  больной  ребенок,  оказывается  особой  группой,  которой  соответствует  присущая  только  для  нее  атмосфера  межличностных отношений.  Эти  отношения  по-разному  проявляются  и  в  различной  степени влияют  на  развитие  ребенка,  протекание  его  заболевания,  а  также  общее психическое состояние самих родителей.

Рождение  больного  ребенка  негативным  образом  сказывается  на отношениях  между  супругами:  партнерские  отношения  на  момент обследования оцениваются как значительно ухудшившиеся, в сравнении с тем, какими они были до рождения ребенка. Для родителей, воспитывающих детей-инвалидов  характерна  сниженная  самооценка,  а  также  худшее  восприятие своего партнера.

В настоящей работе:

рассмотрены  супружеские отношения как центральный элемент современной семьи и особенности семей, имеющих детей-инвалидов;

экспериментально выявлены особенности супружеских отношений в семьях, имеющих детей-инвалидов. Появление  в  семье ребенка-инвалида оказывается  мощным  стрессом,  видоизменяющим взаимоотношения  супругов  и  функционирование  семьи  в  целом,  приводит  к ухудшению партнерских отношений, искажению представлений о супружеской и  семейной  жизни,  негативно  сказывается  на  психологической  обстановке  в семье.

Для  семей  с  ребенком-инвалидом  характерно  изменение  стиля семейного  функционирования  в  сторону  большей  жесткости  и поляризации  семейных  ролей,  усиления  ригидности  семейных  правил  и процедур.

Характер  и  тяжесть  заболевания  ребенка,  проблемы  связанные  с обеспечением  его  здоровья  влияют  на  восприятие  и  оценку  родителями своих детей.

Вид  детской  патологии (например,  наличие  физических  или психических  нарушений)  оказывает  влияние  на  брачно-семейные отношения.

Рождение  больного  ребенка  негативным  образом  сказывается  на отношениях  между  супругами:  для  супругов  характерна  сниженная самооценка и оценка партнера, повышенное напряжение в отношениях.

Наличие  в  семье  здоровых  сибсов (независимо  от  порядка  рождения) оказывает благотворное влияние на семейный микроклимат. Компенсирующая роль  здорового  ребенка  определяется  наличием  альтернативных (здоровых) паттернов взаимодействия, что в целом оказывает положительное воздействие на семейное функционирование.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Алексеева, Л.С. Неполная семья: состояние и тенденции развития. // Отечественный журнал социальной работы. 2005. № 2. — С. 34-45.
  2. Алешина, Ю.Е., Гозман, Л.Я., Дубовская, Е.М. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений: спецпрактикум по социальной психологии. — М.: 2007. – 376 с.
  3. Андреева, Т.В. Семейная психология: Учеб. пособие. — СПб.: Речь, 2004. – 466 с.
  4. Антонов, А., Медков, Д. Социология семьи. — М.: 2006. – 439 с.
  5. Богданова, Л.П., Щукина, А.С. Гражданский брак современной демографической ситуации // Социологическое исследование. 2003. № 7. — С.3- 23.
  6. Витек, К. Проблемы супружеского благополучия. — М.: 2008. – 227 с.
  7. Вишневский, В.А. О динамике психогенных депрессивных расстройств, вызванных рождением в семье больного ребенка // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1984. Вып. 4. — С. 563-567.
  8. Гозман, Л.Я., Алешина, Ю.Е. Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы. //Психологический журнал. 1991. № 4. — С. 14-22.
  9. Гозман, Л.Я., Алешина, Ю.Е., Еремичева, О.О. Методологические программы и методики исследований брака и семьи. — М.: 2006. — С. 18-21.
  10. Голод, С.И. Моногамная семья: кризис или эволюция? (Социологический анализ). // Социально-политический журнал. 1995. № 6. — С. 74-87.
  11. Голод, С.И. Стабильность семьи: социальный и демографический аспекты. — Л.: 2004. – 108 с.
  12. Гражданский брак с разных сторон // Популярная медицина. 2005. — С. 20-45.
  13. Дементьева, И. Негативные факторы воспитания детей в неполной семье // Соц. исслед. – М.: 2001. № 11. — С.4-12.
  14. Зубкова, Т.С. Неполные семьи // Организация и содержание работы по социальной защите женщин, детей и семей: Учеб. пособ. студ. – М.: 2003. – С.33-39.
  15. Керш, П.К. Семейный контекст: удовлетворенность супружеством, родительский стиль и речевое поведение с детьми. //Вопросы психологии. 1990. № 1. — С. 103-109.
  16. Ковалев, С.В. Психология современной семьи. — М.: 2008. – 554 с.
  17. Кратохвил, С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний. — М.: 1991. – 403 с.
  18. Левкович, В.П., Зуськова, О.Э. Социально-психологический подход к изучению супружеских конфликтов // Психологический журнал. 1985. № 3. – С. 22-25.
  19. Лунякова, Л.Г. Уровень жизни неполных семей. // Социс: социологическое исследование. 2001. № 8. — С.33-38.
  20. Мамонова-Томова, В. Семья — мощный фактор психологической реабилитации / Мамонова-Томова В.С., Пырьев Г.Д., Пенушлиева Р.Д.— София: 1981. – 205 с.
  21. Мишина, Т.М. Психологическое исследование супружеских отношений при неврозах // Семейная психотерапия при нервных и психических заболеваниях. / Под ред. В.К. Мягер и Р.А. Зачепицкого. — Л.: 2008. – 188 с.
  22. Нефедова, И.В., Скворцов, И.А., Ночевка, Л.А., Дедов, Н.П. Личностные особенности и динамика психоэмоционального состояния матерей при лечении ребенка с психоневрологической инвалидностью // Исцеление. 1995. Вып. 2. – С. 34-45.
  23. Полоухина, Е.А.  Влияние  ребенка-инвалида  на  брачно-семейные отношения. Материалы I Международного  Конгресса 2-3  марта 2006  г. «Проблемы  комплексной  реабилитации  детей,  страдающих церебральным  параличом» / Под  ред.  В.И. Жукова — М.: Изд-во  РГСУ, 2006. – С. 197-198.
  24. Полоухина, Е.А.  Особенности  семейного  микроклимата  в  семьях  с детьми-инвалидами // Вестник Санкт-Петербургского  университета. 2008. Выпуск 3. — С. 143-148.
  25. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Е.И. Артамонова, Е.В.Екжанова, Е.В. Зырянова и др.; Под. Ред. Е.Г. Силяевой. – М.: Издательский центр «Академия», 2002. — 192с.
  26. Романова, О.Л. Психологическое исследование особенностей материнской позиции женщин, дети которых страдают церебральным параличом // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. 1988. Вып. 9. — С. 109-114.
  27. Смирнова, А.Н. Воспитание умственно отсталого ребенка в семье: Посо­бие для родителей. — М.: 2007. – 296 с.
  28. Столин, В.В., Романова, Т.Л., Бутенко, Г.П. Опросник удовлетворенности браком. // Вестник МГУ. Психология. 1984. № 2. – С. 15-16.
  29. Сысенко, В.А. Устойчивость брака: проблемы, факторы, условия. — М.: 1981. – 295 с.
  30. Тихонова, Е.Н. Одинокое материнство. // Социс социологическое исследование. 2000. № 7. – С. 55-65.
  31. Ткачева, B. О некоторых проблемах семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии // Дефектология. 1998. № 4. – С. 5-9.
  32. Торохтий В. С. Психология социальной работы с семьей. — М.: 1996. – 466 с.
  33. Харчев, А.Г. Брак и семья в СССР. — М.: 1971. – 381 с.
  34. http://www.president.gov.by

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

 

Тест на уровень удовлетворенности браком

 

Инструкция к тесту: Внимательно прочитайте каждое утверждение и выберите один из предлагаемых вариантов ответа. Постарайтесь, чтобы выбранный вами вариант ответа наиболее полно соответствовал именно вашей точке зрения на ситуацию, сложившуюся в вашей семье.

 

  1. 1. Как изменилось Ваше чувство к жене (мужу) за время семейной жизни? (Предполагается, что в начале брака чувства позитивны друг к другу):

а) усилилось;

б) осталось прежним;

в) уменьшилось;

г) исчезло.

  1. Если бы можно было вернуть прошлое, то Вы:

а) не женились бы — не выходили бы замуж совсем;

б) выбрали бы совсем другого человека;

в) отдали бы предпочтение человеку, похожему на Вашу супругу (на Вашего супруга);

г) выбрали бы опять своего супруга.

  1. Можно ли сказать, что у Вас дружная семья:

а) нет;

б) скорее нет, чем да;

в) скорее да, чем нет;

г) да.

  1. Можно ли сказать, что Вы всегда согласны с женой (мужем) в оценке большинства Ваших друзей:

а) да;

б) скорее да, чем нет;

в) скорее нет, чем да;

г) нет.

  1. Как часто Вы соглашаетесь с женой (мужем) в том, какие отношения поддерживать с Вашими или ее (его) родственниками:

а) никогда не соглашаемся;

б) довольно редко соглашаемся;

в) достаточно часто соглашаемся;

г) всегда.

  1. Бывали ли у Вас конфликты, имевшие серьезные и длительные последствия для семьи (уход одного из супругов и т. д.):

а) никогда;

б)  1 раз;

в) 2 раза;

г) 3 раза и более.

  1. Как часто Вы бываете недовольны тем, как Ваша жена (муж) выполняет свои домашние обязанности:

а) никогда;

б) редко;

в) часто;

г) всегда доволен (льна).

  1. Как часто Вы не соглашаетесь друг с другом, когда и на что тратить деньги:

а) всегда;

б) достаточно часто;

в) довольно редко;

г) никогда не соглашаемся.

  1. Как часто Вы «действуете друг другу на нервы» дома:

а) никогда;

б) достаточно редко;

в) довольно часто;

г) всегда.

  1. Часто ли Вам не хочется возвращаться домой после работы:

а) почти каждый день;

б) достаточно часто;

в) довольно редко;

г) такого практически не бывает.

  1. Как Вы оцениваете количество времени, которое Вы проводите вместе с женой (мужем):

а) слишком много;

б) больше, чем хотелось бы;

в) меньше, чем хотелось бы;

г) слишком мало.

  1. Появляются ли у Вас когда-нибудь мысли о разводе:

а) никогда;

б) довольно редко;

в) достаточно часто;

г) постоянно.

  1. Можно ли сказать, что Вы чувствуете себя дома спокойно, уютно:

а) нет;

б) скорее нет, чем да;

в) скорее да, чем нет;

г) да.

  1. Часто ли Вы проявляете нежность, ласку по отношению к жене (мужу):

а) постоянно;

б) довольно часто;

в) достаточно редко;

г) никогда.

  1. Часто ли Ваша жена (муж) проявляет нежность, ласку по отно­шению к Вам:

а) никогда;

б) достаточно редко;

в) довольно часто;

г) постоянно.

  1. Хочется ли Вам уехать куда-нибудь одному (одной) на какое-то время:

а) нет;

б) достаточно редко;

в) довольно часто;

г) постоянно.

  1. Как Вы оцениваете свой брак:

а) неудачный;

б) скорее неудачный, чем удачный;

в) скорее удачный, чем неудачный;

г) удачный.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

 

Опросник для диагностики отношения к болезни ребенка (ДОБР)

В.Е.Каган, И.П.Журавлева

 

Инструкция к тесту: Определите свое отношение к приведенным ниже утверждениям используя следующую шкалу:

-3 – совершенно не согласен;

-2 – не согласен;

-1 – скорее не согласен, чем согласен;

+1 – скорее согласен, чем не согласен;

+2 – согласен;

+3 – полностью согласен.

Тестовый материал

  1. На свете так много разных болезней, что родители просто не в состоянии уберечь от них ребенка.
  2. Ничто не тревожит меня так, как здоровье моего ребенка.
  3. Врачи часто преувеличивают тяжесть болезни моего ребенка.
  4. Правильно поступают те, кто ничего не требует от больного ребенка.
  5. Дети болеют тогда, когда они обделены заботой и вниманием в семье.
  6. Все дети болеют, и это не повод для отчаяния.
  7. Думаю, что здоровье моего ребенка хуже, чем говорят врачи.
  8. Болезнь – это не повод для ничегонеделания и праздности ребенка.
  9. Если ребенок болезненный, с этим уже ничего не поделаешь.
  10. Когда ребенок болен, у меня все валится из рук.
  11. Болезнь моего ребенка серьезнее, чем может показаться со стороны,
  12. Не понимаю тех, кто запрещает больному ребенку делать то, что ему по силам.
  13. У хороших родителей дети почти не болеют.
  14. Даже когда я знаю, что в болезни ребенка нет ничего страшного, я не могу избавиться от страха за него.
  15. Не могу согласиться с теми, кто любую болезнь ребенка считает тяжелой.
  16. Когда ребенок болен, я стараюсь любой ценой избавить его от всяких усилий.
  17. Каковы бы ни были причины болезней, болеет ребенок или нет – зависит от родителей.
  18. Не понимаю родителей, которые при заболевании ребенка теряют голову от страха.
  19. Нет легких болезней у детей, а есть легкомысленное отношение родителей к ним.
  20. Из-за болезни ребенок не должен забрасывать учебу.
  21. Чем меньше бережешь ребенка от болезней, тем он здоровее.
  22. В жизни ребенка не бывает периодов, когда можно быть спокойным за его здоровье.
  23. Чаще всего я думаю, что болезнь ребенка не слишком тяжела.
  24. Ребенок в отличие от взрослого не может активно бороться с болезнью.
  25. Болезни детей – следствие несовершенства медицины.
  26. Детские болезни совсем не так опасны, как о них порой говорят.
  27. Врачи слишком привыкают видеть больных детей и потому часто недооценивают тяжесть болезни.
  28. Всегда стараюсь, чтобы ребёнок и во время болезни жил полноценной и активной жизнью.
  29. Если бы воспитатели и учителя были так же заботливы, как родители, то дети бы не болели.
  30. Мой ребенок не так здоров, чтобы можно было не тревожиться за его будущее.
  31. Обследование детей чаще всего слишком поверхностно, чтобы увидеть как серьезно болен ребенок.
  32. Есть обязанности, от которых ребенок не освобождается и во время болезни,
  33. Не понимаю тех, кто винит себя в болезни ребенка.
  34. Я не могу позволить себе впадать в панику из-за болезней ребенка.
  35. За хорошим самочувствием ребенка слишком часто кроются серьезные болезни.
    36. Лишать больного ребенка посильных для него дел – значит делать его еще более больным.
    37. Болеет ребенок или нет – зависит от судьбы и случая.
  36. Многие завидуют моей способности сохранять самообладание, когда ребенок болен.
    39. Считаю, что мой ребенок нуждается в более серьезном лечении,
  37. За редкими исключениями абсолютный покой во время болезни больше вредит ребенку, чем помогает.

Вступить в клуб:

Мой новый канал:

Интересные гадания

колода карт

Канал на YouTube: 

Видео гадания

Фэйсбук 

вКонтакте 

Instagram 

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Результаты по опроснику для диагностики отношения к болезни ребенка

в ЭГ (средние значения мужа и жены)

 

№ п/п 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Интернальность 10 10 10 9 10 8 5 5 5 7
Тревога 10 9 9 9 9 8 5 4 4 7
Нозогнозия 10 9 10 10 10 8 6 6 5 6
Контроль активности 9 10 10 9 10 9 10 4 5 6
Общая напряженность 39 38 39 38 39 33 26 19 19 26

 

в КГ

 

№ п/п 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Интернальность 3 8 5 3 5 5 9 5 1 1
Тревога 3 7 5 3 6 6 8 5 1 1
Нозогнозия 3 6 5 4 6 4 8 6 1 1
Контроль активности 3 6 5 3 10 5 9 5 1 0
Общая напряженность 12 27 20 13 27 20 34 21 4 3

 

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Так как вы нашли эту публикацию полезной...

Подписывайтесь на нас в соцсетях!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Translate »
error: Content is protected !!