Лист Ференц
Педагогика, логопедия, дефектология, музыка, физкультура, психология

Ференц Лист

Ференц Лист

ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ РАБОТЫ (с картинками, графиками, диаграммами) МОЖНО КУПИТЬ за 200 рублей. ПИШИТЕ на адрес:

elenatarokot@mail.ru

ВВЕДЕНИЕ. 3

  1. Романтизм. 5
  2. Жизненный и творческий путь Ф. Листа. 7
  3. Характеристика творчества. 9

Ф. Листа. 9

  1. Фортепианное творчество Ф. Листа. 14
  2. «Утешение» № 3 Ф. Листа. 18

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 25

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 26

ВВЕДЕНИЕ

Лист считается первостепенной фигурой в истории музыки. Как композитор и автор транскрипций он создал более 1300 произведений. Подобно Ф. Шопену и Р. Шуману, Лист в своей композиторской деятельности отдавал пальму первенства сольному фортепиано. Наверное, самое популярное произведение Листа – «Грезы любви» (Liebestraum), а среди грандиозного списка других его сочинений для фортепиано можно выделить 19 Венгерских рапсодий, цикл из 12 «Трансцендентных этюдов» (Этюдов трансцендентного исполнения – Etudes d’execution transcendante) и три цикла небольших пьес под названием «Годы странствий» (Annees de pelerinage). Некоторые из «Венгерских рапсодий» (в основе которых лежат скорее цыганские, нежели мадьярские напевы) позже были оркестрованы. Листу принадлежат также более 60 песен и романсов для голоса с фортепиано и несколько органных сочинений, включая фантазию и фугу на тему BACH.

Большая часть фортепианного наследия композитора – транскрипции и парафразы музыки других авторов. Первоначально поводом к их созданию послужило желание Листа популяризировать в своих концертах великие оркестровые сочинения мастеров прошлого или новую музыку непризнанных композиторов-современников. В нашу эпоху публика по большей части проходит мимо этих бравурных и стилистически устаревших аранжировок, хотя пианисты по-прежнему включают в концертный репертуар подобные пьесы, дающие возможность продемонстрировать головокружительную технику. Среди транскрипций Листа – фортепианные переложений симфоний Бетховена и фрагментов из произведений Баха, Беллини, Берлиоза, Вагнера, Верди, Глинки, Гуно, Мейербера, Мендельсона, Моцарта, Паганини, Россини, Сен-Санса, Шопена, Шуберта, Шумана и других.

Лист стал создателем жанра одночастной полупрограммной симфонической формы, которую он назвал симфонической поэмой. Этот жанр был призван выражать внемузыкальные идеи или пересказывать музыкальными средствами произведения литературы и изобразительных искусств. Единство композиции достигалось введением лейтмотивов или лейттем, проходящих через всю поэму. Среди оркестровых произведений Листа (или пьес с участием оркестра) наиболее интересны симфонические поэмы, в особенности «Прелюды» (Les Preludes, 1854), «Орфей» (Orpheus, 1854) и «Идеалы» (Die Ideale, 1857).

Для разных составов с участием солистов, хора и оркестра Лист сочинил несколько месс, псалмы и ораторию «Легенда о святой Елизавете» (Legende von der heiligen Elisabeth, 1861). Кроме того, можно упомянуть «Фауст-симфонию» с хоровым финалом (1857) и «Симфонию к Божественной комедии Данте» с женским хором в конце (1867): оба произведения в значительной степени опираются на принципы симфонических поэм. До сих пор исполняются листовские фортепианные концерты – ля мажор (1839, редакции 1849, 1853,1857, 1861) ми-бемоль мажор (1849, редакции 1853, 1856). Единственная опера Листа – одноактная «Дон Санчо» (Don Sanche) – написана 14-летним композитором и тогда же поставлена (выдержала пять спектаклей). Партитура оперы, долгое время считавшаяся утерянной, была обнаружена в 1903.

Оценки творческого наследия Листа – композитора и пианиста в период после его смерти были неоднозначными. Возможно, бессмертие его сочинениям обеспечило смелое новаторство в области гармонии, которое во многом предвосхитило развитие современного музыкального языка. Хроматизмы, используемые Листом, не только обогатили романтический стиль прошлого столетия, но и, что важнее, предвосхитили кризис традиционной тональности в XX в. Радикальная «музыка будущего», о которой мечтали Лист и Вагнер, вызвала к жизни целотоновые последовательности, политональность, атональность и прочие элементы, типичные для музыкального импрессионизма. Подобно Вагнеру, Лист был приверженцем идеи синтеза всех искусств как высшей формы художественного выражения.

1. Романтизм

Романтизм – это идейное и художественное движение в европейской и американской культуре конца XVIII -1-й половины XIX вв. Зародившийся в качестве реакции на рационализм и механицизм эстетики классицизма и философии Просвещения, утвердившийся в эпоху революционной ломки феодального общества, прежнего, казавшегося незыблемым миропорядка, романтизм (и как особый вид мировоззрения, и как художественное направление) стал одним из наиболее сложных и внутренне противоречивых явлений в истории культуры [7].

Разочарование в идеалах Просвещения, в результатах Великой французской революции, отрицание утилитаризма современной действительности, принципов буржуазного практицизма, жертвой которых становилась человеческая индивидуальность, пессимистический взгляд на перспективы общественного развития, умонастроения «мировой скорби» сочетались в романтизме со стремлением к гармонии миропорядка, духовной целостности личности, с тяготением к «бесконечному», с поисками новых, абсолютных и безусловных идеалов.

Острый разлад между идеалами и гнетущей реальностью вызывал в сознании многих романтиков болезненно-фаталистическое или проникнутое негодованием чувство двоемирия, горькую насмешку над несоответствием мечты и действительности, возведённую в литературе и искусстве в принцип «романтической иронии». Своего рода самозащитой от нарастающего нивелирования личности стал присущий романтизму глубочайший интерес к человеческой личности, понимаемой романтиками как единство индивидуальной внешней характерности и неповторимого внутреннего содержания. Проникая в глубины духовной жизни человека, литература и искусство романтизма одновременно переносили это острое ощущение характерного, самобытного, неповторимого на судьбы наций и народов, на саму историческую действительность.

Громадные социальные сдвиги, совершившиеся на глазах романтиков, сделали наглядно-зримым поступательный ход истории. В своих лучших произведениях романтизм поднимается до создания символических и одновременно жизненных, связанных с современной историей образов. Но и образы прошлого, почерпнутые из мифологии, древней и средневековой истории, воплощались многими романтиками как отражение реальных конфликтов современности.

Романтизм стал первым художественным направлением, в котором со всей определённостью проявилось осознание творческой личности как субъекта художественной деятельности. Романтики открыто провозгласили торжество индивидуального вкуса, полную свободу творчества. Придавая самому творческому акту решающее значение, разрушая препоны, сдерживавшие свободу художника, они смело уравнивали высокое и низменное, трагичное и комичное, обыденное и необычное.

Романтизм захватил все сферы духовной культуры: литературу, музыку, театр, философию, эстетику, филологию и другие гуманитарные науки, пластические искусства [2].

Но вместе с тем он не был уже тем универсальным стилем, каким был классицизм. В отличие от последнего романтизм почти не имел государственных форм своего выражения (поэтому он не затронул существенным образом архитектуру, повлияв в основном на садово-парковую архитектуру, на зодчество малых форм и на направление так называемой псевдоготики). Будучи не столько стилем, сколько общественным художественным движением, романтизм открывал дорогу дальнейшему развитию искусства в XIX в., проходившему не в форме всеобъемлющих стилей, а в виде отдельных течений и направлений. Также впервые в романтизме не был полностью переосмыслен язык художественных форм: в известной мере сохранились стилевые основы классицизма, существенно видоизменённые и переосмысленные в отдельных странах (например, во Франции). При этом в рамках единого стилевого направления получила большую свободу развития индивидуальная манера художника.

Развиваясь во многих странах, романтизм повсюду приобретал яркое национальное своеобразие, обусловленное собственными историческими условиями и национальными традициями.

Романтизм в музыке сложился в 20-е гг. XIX в. под влиянием литературы романтизма и развивался в тесной связи с ним, с литературой вообще (обращение к синтетическим жанрам, в первую очередь к опере и песне, к инструментальной миниатюре и музыкальной программности). Характерное для романтизма внимание к внутреннему миру человека выразилось в культе субъективного, тяге к эмоционально-напряженному, что определило главенство музыки и лирики в романтизме.

2. Жизненный и творческий путь Ф. Листа

Ференц Лист родился 22 октября 1811г. в деревне Доборьян (Венгрия). В детстве был очарован цыганской музыкой и танцами венгерских крестьян. Отец преподал ребёнку основы игры на фортепиано [5].

В возрасте 9 лет Ференц дал свой первый концерт в соседнем городке Шопроне. Вскоре он был приглашён в великолепный дворец Эстерхази; игра мальчика настолько поразила гостей графа, что несколько дворян вызвались оплатить его дальнейшее музыкальное образование. Ференца послали в Вену, где он обучался композиции у А. Сальери и фортепиано у крупнейшего педагога Европы К. Черни.

Венский дебют Листа состоялся 1 декабря 1822г. Критики остались в восторге, и с тех пор Листу были обеспечены слава и полные залы. Он совершил ряд поездок с концертами по Англии и Франции. После смерти отца (1827) Лист начал давать уроки. Тогда же познакомился с молодыми композиторами Г. Берлиозом и Ф. Шопеном, искусство которых оказало на него сильное влияние: он сумел «перевести на язык фортепиано» колористическое богатство партитур Берлиоза и сочетать мягкий лиризм Шопена с собственным бурным темпераментом.

В начале 1830-х годов кумиром Листа стал итальянский скрипач-виртуоз Н. Паганини; Лист задался целью создать столь же блестящий фортепианный стиль, даже перенял от Паганини некоторые особенности его поведения на концертной эстраде. Теперь Лист практически не имел соперников как пианист-виртуоз.

В 1844г. Лист стал капельмейстером при герцогском дворе в Веймаре. Этот небольшой немецкий городок был некогда процветающим культурным центром, и Лист мечтал вернуть Веймару славу столицы искусств. В 1847г., приняв решение посвятить себя Веймару, Лист предпринял прощальные концертные гастроли [1].

В роли капельмейстера Лист поддерживал всё новое, радикальное, иногда отвергнутое другими. С одинаковым рвением он исполнял сочинения старых мастеров и опыты начинающих композиторов. Он устроил неделю музыки Берлиоза в то время, когда романтический стиль этого композитора не встречал понимания во Франции. Лист сумел даже организовать в Веймаре премьеру оперы Вагнера Тангейзер в годы, когда ее автор был политическим изгнанником и ему грозил арест.

Лист успевал сражаться с герцогом Веймарским по поводу перерасходов в своём бюджете, отстаивать при дворе свою артистическую свободу и одновременно сочинять, дирижировать и преподавать. Именно в Веймаре появилась единственная фортепианная соната композитора, а также ряд оркестровых пьес, а с 1849 – оркестровых поэм. Лист сочинял массу виртуозной концертной музыки и не жалел времени на преподавание: его классы, проводившиеся во второй половине дня, были переполнены подающими надежды пианистами из разных стран, которые, по воле учителя, ничего не платили за участие в этих собраниях посвященных.

С 1858 г. Лист отказался от поста капельмейстера, но цели своей добился: при нем Веймар действительно стал центром европейской музыки, а сам музыкант — признанным вождем европейской интеллектуальной элиты [3].

В 1871 г. Лист получил звание советника венгерского короля, и через два года в Будапеште было необычайно торжественно отпраздновано пятидесятилетие творческой деятельности музыканта. В 1879 г. папа Римский Пий IX присвоил ему звание почетного каноника, что давало право на ношение сутаны, но не на титул “аббат Лист”, которым композитор иногда подписывался. После кончины Вагнера в 1883 г. Лист провел в Веймаре мемориальный концерт.

В начале 1886 г. 75-летний Лист отправился в Англию, где был принят королевой Викторией и восторженно встречен его почитателями. Из Англии уставший и неважно себя чувствовавший Лист приехал в Брайтон на ежегодный вагнеровский фестиваль. В этом городе он умер 31 июля 1886 г.

3. Характеристика творчества Ф. Листа

Лист — крупнейший композитор XIX века, гениальный новатор-пианист и дирижер, выдающийся музыкально-общественный деятель — является национальной гордостью венгерского народа. Но судьба Листа сложилась так, что он рано покинул родину, провел многие годы во Франции и Германии, лишь наездами бывая в Венгрии, и только к концу жизни подолгу жил в ней [4].

Это определило сложность художественного облика Листа, его
тесные связи с французской и немецкой культурой, от которых
он многое взял, но которым и много дал своей кипучей творческой деятельностью. Ни история музыкальной жизни Парижа
30-х годов, ни история немецкой музыки середины XIX века не
будут полными без имени Листа. Однако он принадлежит венгерской культуре, и вклад его в историю развития родной страны огромен.

Лист сам говорил, что, проведя годы юности во Франции, он
привык считать ее своей родиной: «Здесь покоится прах моего
отца, здесь, у священной могилы, нашло свое прибежище и первое мое горе. Как же мне было не почувствовать себя сыном страны, где я так много страдал и так сильно любил? Разве я мог воображать, что родился в другой стране?. Что в моих жилах течет другая кровь, что мои близкие живут где-то в другом месте?». Узнав в 1838 году о страшном бедствии — наводнении, постигшем Венгрию, он почувствовал себя глубоко потрясенным: «Эти переживания и чувства открыли мне смысл слова родина» [6].

Лист гордился своим народом, своей родиной и постоянно
подчеркивал, что является венгром. «Из всех ныне живущих
художников, — утверждал он в 1847 году, — я единственный, кто
с гордостью дерзает указывать на свою гордую родину. В то
время как другие прозябали в мелких водоемах, я все время
плыл вперед по полноводному морю великой нации. Я твердо
верю в свою путеводную звезду; цель моей жизни заключается
в том, чтобы Венгрия когда-нибудь с гордостью могла указать
на меня» [5]. И то же он повторяет четверть века спустя: «Да позволено мне будет признаться в том, что, несмотря на мое достойное сожаления незнание венгерского языка, я от колыбели до могилы душой и телом остаюсь мадьяром и в соответствии с этим самым серьезным образом стремлюсь поддерживать и развивать венгерскую музыкальную культуру» [1].

На протяжении всего своего творческого пути Лист обращался к венгерской тематике. В 1840 году он написал «Героический марш в венгерском стиле», затем — кантату «Венгрия», знаменитое «Погребальное шествие» (в честь павших героев) и, наконец,    несколько   тетрадей   «Венгерских   национальных    мелодий    и   рапсодий»   (всего    двадцать   одна пьеса).   В центральный период—1850-е     годы    создаются     три     симфонические     поэмы, связанные    с    образами    родины   («Плач     о    героях»,    «Венгрия», «Битва    гуннов»)     и    пятнадцать    венгерских   рапсодий,    являющихся    свободными   обработками   народных   напевов.

Венгерские темы  звучат и  в  духовных   произведениях Листа,   написанных специально   для    Венгрии, — «Гранской   мессе»,    «Легенде   о    святой Елизавете»,    «Венгерской    коронационной мессе».    Еще  чаще   он
обращается к   венгерской тематике   в   70—80-е   годы   в своих   песнях,   фортепианных   пьесах,    обработках   и   фантазиях   на   темы
произведений венгерских композиторов.

Но эти венгерские произведения, многочисленные сами по себе (их число достигает ста тридцати), не являются обособленными в творчестве Листа. Другие сочинения, особенно героические, имеют с ними общие черты, отдельные специфические обороты и сходные принципы развития. Между венгерскими и «инонациональными» произведениями Листа нет резкой грани — они написаны в едином стиле и обогащены достижениями европейского классического и романтического искусства. Именно поэтому Лист был первым композитором, выведшим венгерскую музыку на широкую мировую арену.

Однако не только судьба родины волновала его.
Еще в годы юности он мечтал о том, чтобы дать музыкальное образование широчайшим слоям народа, чтобы композиторы создавали песни по образцу «Марсельезы» и других революционных гимнов, подымавших массы на борьбу за свое освобождение. Лист предчувствовал народное восстание (он воспел его в фортепианной пьесе «Лион») и призывал музыкантов не
ограничиваться лишь концертами в пользу бедных. «Слишком
долго во дворцах смотрели на них (на музыкантов) как
на придворную челядь и паразитов, слишком долго прославляли
они любовные интриги сильных и радости богатых: настал наконец для них час пробуждать мужество в слабых и смягчать страдания угнетенных! Искусство должно внушить народу красоту, вдохновить на героические решения, разбудить гуманность, показать самого себя!» [3]. С годами это убеждение в высокой этической роли искусства в жизни общества вызвало просветительскую деятельность грандиозного размаха: Лист выступал как пианист, дирижер, критик — активный пропагандист лучших произведений прошлого и современности. Тому же была подчинена и его работа как педагога. И, естественно, своим творчеством он хотел утвердить высокие художественные идеалы. Эти идеалы, однако, не всегда отчетливо представлялись ему.

Лист — ярчайший представитель романтизма в музыке. Пылкий, восторженный, эмоционально неустойчивый, страстно ищущий, он, как и другие композиторы-романтики, прошел сквозь многие испытания: его творческий путь был сложным и противоречивым. Лист жил в трудное время и, подобно Берлиозу и Вагнеру,   не   избежал   колебаний   и   сомнений,   его   политические взгляды были расплывчатыми и путаными, он увлекался идеалистической философией, порой даже искал утешения в религии. «Наш век болен, и мы больны вместе с ним»,— отвечал Лист на упреки в переменчивости своих взглядов [3]. Но неизменным на протяжении всей долгой жизни оставался прогрессивный характер его творчества и общественной деятельности, необычайное моральное благородство его облика как художника и человека.

«Быть воплощением нравственной чистоты и гуманности, приобретя это ценой лишений, мучительных жертв, служить мишенью для насмешек и зависти — вот обычный удел истинных мастеров искусства»,— писал двадцатичетырехлетний Лист. И таков был он сам всегда. Напряженные искания и тяжелая борьба, титанический труд и упорство в преодолении препятствий сопутствовали ему всю жизнь.

Мысли о высоком социальном назначении музыки вдохновляли творчество Листа. Он стремился сделать свои произведения доступными самому широкому кругу слушателей, и именно этим объясняется его упорное тяготение к программности. Еще в 1837 году Лист в сжатой форме обосновывает необходимость программности в музыке и те основные принципы, которых он будет придерживаться на протяжении всего своего творчества: «Для некоторых художников их творчество — это их жизнь… В особенности музыкант, вдохновляемый природой, но не копирующий
ее, высказывает в звуках сокровенные тайны своей судьбы. Он
мыслит ими, воплощает чувства, говорит, но его язык произвольнее и неопределеннее всякого другого и, подобно прекрасным золотистым облакам, принимающим при заходе солнца любую форму, придаваемую им фантазией одинокого странника слишком легко поддается самым различным толкованиям. Поэтому отнюдь не бесполезно и, во всяком случае, не смешно — как часто любят говорить,— если композитор в нескольких строках намечает эскиз своего произведения и, не впадая в мелочные подробности и детали, высказывает идею, послужившую ему основой для композиции. Тогда критика будет вольна хвалить или порицать более или менее удачное воплощение этой идеи» [1].

Обращение Листа к программности было прогрессивным явлением, обусловленным всей направленностью его творческих
устремлений. Лист хотел говорить посредством своего искусства
не с узким кружком ценителей, а с массами слушателей, волновать своей музыкой миллионы людей. Правда, программность
Листа противоречива: стремясь воплотить большие мысли и
чувства, он нередко впадал в абстракцию, в туманное философствование и тем самым невольно ограничивал сферу воздействия своих произведений. Но в лучших из них преодолевалась эта отвлеченная неопределенность и смутность, программы: создаваемые Листом музыкальные образы конкретны, доходчивы, темы выразительны и рельефны, форма ясна.

Исходя из принципов программности, своей творческой деятельностью утверждая идейную содержательность искусства, Ф. Лист необычайно обогатил выразительные ресурсы музыки, хронологически опередив в этом отношении даже Вагнера. Своими красочными находками Лист расширил сферу мелодики; одновременно он по праву может считаться одним из самых смелых новаторов XIX века в области гармонии. Лист является также
создателем нового жанра «симфонической поэмы» и метода музыкального развития, именуемого «монотематизмом». Наконец, особо значительны его достижения в области фортепианной техники и фактуры, ибо Лист был гениальным пианистом, равного которому не знала история [2].

Лист выступал в концертах буквально до последних дней своей жизни. Некоторые считают, что он является изобретателем жанра сольных концертов пианистов и особенно патетического концертного стиля, сделавшего виртуозность пианистов и особенно патетического концертного стиля, сделавшего виртуозность самодостаточной и захватывающей формой.

Порывая со старой традицией, Лист развернул рояль так, чтобы посетители концертов могли получше разглядеть впечатляющий профиль музыканта и его руки. Иногда Лист ставил на сцену несколько инструментов и путешествовал между ними, играя на каждом с равным блеском. Эмоциональный напор и сила удара по клавишам были таковы, что во время турне он оставлял за собой по всей Европе порванные струны и сломанные молоточки. Все это являлось неотъемлемою частью представления. Лист мастерски воспроизводил на рояле звучность полного оркестра, в чтении нот с листа ему не было равных, славился он и блестящими импровизациями. Влияние Листа до сих пор ощутимо в пианизме разных школ.

Оставленное им музыкальное наследие огромно, но не все произведения равноценны. Ведущими областями в творчестве Листа являются фортепианная и симфоническая — здесь его новаторские идейно-художественные устремления сказались в полную силу. Несомненную ценность представляют вокальные сочинения Листа, среди которых выделяются песни.

4. Фортепианное творчество Ф. Листа

Фортепианные произведения образуют лучшую часть творческого наследия Листа. В них гармонично сочетались художественные индивидуальности пианиста и композитора: один помогал
другому   пролагать   новые   пути   в   музыкальном искусстве [2].

«Лист, как виртуоз, феномен из числа тех, что являются
однажды в несколько столетий»,— писал Серов. Свои самые сокровенные думы Лист поверял фортепиано. Красочно и образно
он сам поведал об этом: «Мой рояль для меня то же, что для моряка его фрегат, для араба его конь,— больше того, до сих
пор он был моим «я», моим языком, моей жизнью! Он хранитель всего того, чем была движима моя душа в пылкие
дни моей юности; ему я доверяю все мои помыслы, мои грезы,
мои страдания и радости. Его струны трепетали от моих страстей, и его послушные клавиши подчинялись любому моему капризу» [3].

Поэтому именно в области фортепианной музыки Лист раньше всего находил новые средства выразительности, новые методы композиции. Как гениальный пианист, своим исполнением убеждавший и увлекавший многие тысячи слушателей, Лист в композиторской практике добивался рельефного и доходчивого изложения музыкальных мыслей. С другой стороны, как непрестанно ищущий художник, одаренный гениальным творческим
чутьем, он обновил весь строй и характер звучания фортепиано,
сделав из него, по меткому выражению Стасова, «неведомую и
неслыханную вещь — целый оркестр» [5].

Особое внимание он уделял распределению звукового материала между двумя руками, их переносу и переброске в разные
регистры фортепиано (см. пример 110). Среди других излюбленных Листом технических приемов отметим пассажи октавами, двойными   нотами,   виртуозно    используемую   технику     репетиций и т. п.

Все эти приемы способствовали разработке многослойной
фактуры листовских произведений, развитие которых дается в
нескольких динамических и колористических планах — подобно тому, как это имеет место в оркестровых сочинениях. Великий реформатор фортепианной игры учил пианистов, чтобы они «привыкали делать акценты и группировать мотивы, выставляли вперед то, что важнее, и подчиняли ему менее важное, одним словом,   ставили себе нормою оркестр.

Конечно,    не   сразу   оформились   новые    черты    фортепианного
стиля   Листа.   В   его эволюции обычно устанавливают   четыре   этапа.    Первый    (20-е — середина    30-х   годов)     связан  с   изучением
возможностей фортепиано, с подражанием бравурной манере современных   виртуозов.   Во   втором   (конец   30-х — 40-е    годы)   Лист
вырабатывает   индивидуальный   стиль,   обогащая   свою технику   и
музыкальный      язык   новейшими   достижениями    композиторов-романтиков    (Паганини,    Берлиоз,    Шопен).    Третий    этап    (конец 40-х — 60-е годы) — вершина     мастерства   Листа — характеризуется, оправданностью   всех  технических   приемов   требованиями   выразительности     и   содержательности,   отсутствием виртуозных «излишеств».    Последний    этап    (70—80-е   годы)  ознаменован  новыми исканиями:   отказ    от   монументальных      замыслов,   поиски   более камерного    звучания,   тонкой    колористичности,    импрессионистских красок [7].

Музыке Листа свойственно живописное, изобразительное начало. Средствами своего искусства он стремился передать «зримые» образы — то, что возбуждало творческую фантазию в годы его странствий при общении с природой или знакомстве с произведениями живописи, скульптуры, а также то, что вызывало в прочитанной им литературе зрительные представления. Это запечатлевалось в «музыкальных картинах» — программных пьесах,
исключительно богатых   по охвату   жизненных явлений.

Разносторонни и средства их воплощения. Некоторые пьесы
представляют собой развернутые поэмы; таков, например, знаменитый «Мефисто-вальс». В других — при передаче массовых, на-
родных образов — сильнее ощущается жанровая основа танца
или, что чаще у Листа,— марша; в качестве примера назовем героическое «Погребальное шествие». В третьих даны более беглые, но колоритные зарисовки субъективных впечатлений композитора; в таких зарисовках переданы своего рода «пейзажи настроений» [2].

Подобно другим романтикам, Лист объединял программные
пьесы в циклы или сборники. Он создавал их на протяжении
всей своей жизни.

Наибольшую известность приобрел цикл «Годы странствий»,
над   которым   работа продолжалась   долгое   время: первые   пьесы возникли   в   начале  30-х годов,   последние — в конце   70-х.

Впоследствии в переработанном виде основная часть «Альбома путешественника» составила «Первый год странствий», издан-ный   в   1855 году.

Название «Годы странствий» (в точном переводе — «Годы паломничества») навеяно «Паломничеством Чайльд-Гарольда» Байрона, откуда заимствованы эпиграфы большинства пьес «Первого года». Эти эпиграфы, дополняющие и углубляющие программные заголовки, помогают раскрыть поэтический смысл тех впечатлений от швейцарской природы, которыми рождены девять пьес
цикла. Лист стремился сделать свой музыкальный замысел возможно более ясным, понятным самым широким кругам слушателей, чему должны были служить и рисунки, предпосланные каждой пьесе  в   первом издании.

В цикле несколько типов пьес, связанных с картинами природы. В одних — зарисовки природы спокойной, безмятежной, манящей и убаюкивающей человека («На Валленштадтском озере», «У родника», ноктюрн «Женевские колокола»). Прозрачное, «струящееся» сопровождение, на фоне которого возникает несложная, словно эскизно намеченная светлая мелодия в высоком регистре, красочные гармонии создают ощущение широких далей, просторов,
рождают звуковую перспективу.

Близка по настроению другая группа пьес, рисующих картины простой жизни пастухов в горах («Пастораль», «Эклога», «Тоска по родине»). В них звучат хороводные напевы, то веселые, то печальные пастушьи наигрыши, сопровождаемые гудением   волынки (используются подлинные швейцарские напевы).

Есть пьесы иного характера — бурные, мятежные, героические
(«Часовня Вильгельма Телля», «Гроза») — с мощными, полнозвучными аккордами, октавными пассажами, энергичным пунктирным ритмом [4].

5. «Утешение» № 3 Ф. Листа

«Утешение» № 3 Ф. Листа является одним из номеров фортепианного цикла, который сострит из шести небольших лирических пьес и имеет общее заглавие «Утешения». Это заглавие исполняет роль «программы» и указывает точно, что именно изображается.

История создания фортепианного цикла «Утешение» неизвестна. Есть предположение, что цикл был написан в 1849 году по одноимённому поэтическому циклу Сент-Бёва.

По своему характеру они напоминают «Песни без слов» и, может быть, не слишком значительны и глубоки, зато необыкновенно чисты и привлекательны.

Они не имеют прямой связи с поэтическим источником. На вопрос – в какой мере отдельные стихотворения Сент-Бёва оказали влияние на Листа при сочинении ответить сложно. На этот счёт нет никаких свидетельств. Скорее можно говорить лишь об общем настроении, созвучном поэзии Сент-Бёва.

В слово «утешение» Лист вкладывал глубокий смысл. Он придавал ему обобщённо философский характер, подобно поэту, который в эпиграфе к своему произведению написал: «Наше счастье – это только несчастье, в котором мы более или менее утешились».

«Утешения» принадлежат к «Веймарскому периоду творчества Ф. Листа. Работая в Веймаре, композитор повсюду встречал многочисленные препятствия; каждый шаг давался ему с трудом. Трудности, которые приходилось преодолевать Листу. Усугублялись неустойчивостью и неупорядоченностью его личной жизни. За внешним благополучием. Праздничными приёмами, почестями скрывались разочарования и страдания. Каролине Витгенштейн, с которой Лист познакомился во время своего третьего концерта в Киеве, так и не удалось получить развод.

Влияние Каролины на творчество Листа огромно. С её именем связан весь дальнейший жизненный путь Листа, годы его творческой славы, создание крупных произведений, борьба за «искусство будущего».

Веймарский период является центральным в творчестве Листа. Здесь он созда1т свои основные новаторские произведения, излагает в многочисленных литературных трудах свои эстетические взгляды, выступает как дирижёр и критик-просветитель, активно пропагандирующий всё лучшее в наследии прошлого и настоящего музыки, расцветает его педагогическая деятельность.

Большое значение имеет общение Листа с выдающимися музыкантами эпохи – Г. Берлиозом, Н. Паганини, Ф. Шопеном и с прогрессивными писателями – В. Гюго, Ж. Санд, О. де Бальзаком. Общение с этими людьми укрепили демократические убеждения Листа и плодотворно сказались на формировании творческих принципов венгерского музыканта.

«Утешение» № 3 написано в жанре ноктюрна. Слово «ноктюрн» в разные времена имело разные значения. В ХVIII веке ноктюрн был жанром развлекательной музыки и предназначался для исполнения в ночное время на открытом воздухе. Ноктюрн сочинялся для различных инструментов, обычно для ансамбля духовых или духовых и струнных инструментов. Пьеса состояла из нескольких частей различных по характеру.

В ХIХ веке ноктюрн – одночастная инструментальная пьеса лирического характера. Композиторы-романтики понимали этот жанр «ночной музыки» как произведения мечтательного, задумчивого, спокойного характера, в котором они стремились передать различные оттенки чувств и настроений, поэтические образы ночной природы.

Основателем «нового» ноктюрна был ирландский композитор и пианист Д.Фильд. Мелодии его ноктюрнов обычно романсовые, напевные, широкого дыхания. Темы развиваются на фоне спокойной фигурации аккомпанемента, который вызывает ассоциации с пейзажами.

В творчестве Ф. Шопена ноктюрн достиг наивысшего художественного совершенства, превратился в концертное произведение, значительное по содержанию.

О том, что «Утешение» № 3 принадлежит жанру ноктюрна, свидетельствует ряд признаков:

Лирико-созерцательный характер произведения;

Широкая, певучая, задушевная мелодия;

Фактура аккомпанемента – «колышущиеся», размеренные фигурации.

Музыке Ф. Листа свойственно живописное, изобразительное начало, богатство тембровых красок, певучая кантилена.

Необходимо отметить и особую листовскую трактовку фортепиано – широкое использование полнозвучных, порой охватывающих все регистры инструмента, аккордовых комплексов, которые как бы воспроизводят мощное звучание оркестра.

Тема: основная тема пьесы – тема любви – мечтательная, лирическая, представляющая собой плавную выразительную мелодию с равномерно-однообразным аккомпанементом. Во втором куплете тема звучит как гимн любви.

Тональность: тональность Des-dur неоднократно служит Листу для выражения любовно-мечтательного настроения.

Форма: Лист всегда был внимателен к выбору формы в своих сочинениях, всегда учитывал характер восприятия слушателя, степень подготовленности аудитории: он боялся быть непонятым. Вследствие этого все его произведения отличаются стройностью формы, рельефностью, выпуклостью, которые значительно облегчают восприятие музыки.

В «Утешении» № 3 Ф. лист использовал куплетную форму:

 

 

1 куплет 2 куплет 3 куплет
Вст. 1 пр. 2 пр. 3 пр. 1 пр. 2 пр. 3 пр. 1 пр. 2 пр. каденция кода
3 т. 4т. 4 т. 8 т. 4 т. 4 т. 16 т. 4 т. 7 т. 1 т. 5 т.

 

Первый куплет произведения раскрывает перед слушателем мир хрупких, мечтательно-элегических образов, написанных прозрачными акварельными касками.

Мелодическое начало является господствующим. Это лирический ноктюрн, к которому все композиторы-романтики относились с большой поэтичностью и чуткостью. Жанр ноктюрна как никакой другой раскрывает интимно-лирические, поэтические образы.

Мелодическая линия отличается певучестью, широким дыханием:

 

Фактура произведения отражает особенности жанра: колышущийся, покачивающийся фон, прозрачный и обволакивающий, вызывающий ассоциации с пейзажными образами (мерное колыхание волн, шелест листвы, льющийся лунный свет):

Это едва ли не самая поэтическая песня Листа, в которой он продолжает традиции Д. Фильда. Упоение тёплой летней ночью. Поэзия ночного свидания отражены в  миниатюре.

Основная тема словно проникнута живым и трепетным человеческим дыханием.

Форма первого куплета представляет собой период, состоящий из трёх предложений.

Три такта вступления вводят слушателя в мир волшебных звуков, утверждается основная тональность.

Первое предложение изложено в основной тональности Des-dur (тт. 4-7), второе – содержит отклонение в тональность f-moll (тональность III ступени), это вносит оттенок лёгкой грусти (тт. 8-11).

III предложение начинается в тональности f-moll, но в конце возвращается в основную тональность (тт. 12-18). Это предложение расширено за счёт растяжения каденционной гармонии (внутреннее растяжение), завершается полным кадансом в главной тональности.

Светлый, ласковый образ первого куплета переходит в тревожное и беспокойное состояние во втором куплете. Кажется, что к безмятежному чувству, вызванному созерцанием красивого пейзажа, примешивается горечь воспоминаний и тревога. Уже в начале куплета основная тема произведения звучит с фактурными изменениями: она здесь излагается октавно (тт.20-23). Это делает музыкальную ткань более насыщенной, передаёт страстное чувство.

Второй куплет также представляет собой период, состоящий из трёх предложений (4т.+4т.+16т.).

Первое и второе предложения двух куплетов идентичны (тт.20-23; 24-27). Третье предложение является кульминацией всего произведения. Появившееся в этом куплете тревожное. Драматическое настроение, влечёт за собой смену темпа (т.42), тональности (тт. 38-42). Фактуры, регистра (разработочный раздел): происходит резкий тональный сдвиг в сферу диезных тональностей  (A-dur тт. 37-40); уплотняется фактура – тема излагается в терцию, мелодия переходит в верхний регистр (тт. 37-42). Все движение и развитие устремляется к кульминации всего произведения, возникающего на границе второго и третьего куплетов (тт. 41-43). Порывисто-страстная тема звучит как гимн любви.

В третьем куплете музыка успокаивается, стихает. Характер музыки светлый, колорит прозрачный.

Куплет сокращён и несколько изменён. Первое предложение перенесено в средний регистр. Звучание напоминает человеческий голос (тт. 45-47).

Второе проведение начинается с октавного проведения темы и обрывается на вопросительной гармонии ув.6 (S6 на VI пониженной) — (тт. 49-55).

После небольшой каденции (т. 56) начинается кода, основанная на развитии темы из разработки второго куплета.

Постепенно аккомпанемент замирает и затухает.

В произведении Ф. Лист использовал разные фортепианные регистры: применял глубоко звучащие басы, длящиеся несколько тактов (тт. 3-7); переносил мелодию из верхнего регистра в средний (тт. 4-7; 45-48); использовал лёгкие воздушные пассажи в «верхах» (тт. 22; 56).

Учитывая это, можно говорить о многослойности фактуры в литовском произведении.

Широко разбросанные аккорды, особые формы арпеджио, виртуозные скачки в пассажах впечатляют слушателя своим колоритом. Лист не стремится ослепить потоком красочного звучания, он предпочитает ублажать слушателя нежными, изысканными нюансами. Приглушёнными звучаниями.

Гармонический язык первого куплета прост и выразителен:

вступление 1  предложение 2  предложение 3  предложение
T — oрганный пункт T-DDVII7-D2-T6 DDVII7→III ум.VII6|5→II6- K6|4-DDVII7-D7
Des-dur Des-dur d-moll Des-dur

 

Второй куплет

1 предложение 2  предложение 3  предложение
DDVII7-D2-T6- T6 DDVII7- DDVII7-D7→III=t-t6 D2-t6-D2→t6=VI6-VI5|3-K6|4-D7-t-D2-t6-D2→T5|3=ув.5/3-K6|4-D7-T
Des-dur f-moll A-dur —  Des-dur

 

В конце второго предложения произошла энгармоническая модуляция из A-dur в Des-dur через увеличенное трезвучие.

Третий куплет

 

1 предложение 2  предложение каденция кода
T-DDVII4|3-D7-T T-DDVII7-D2-T-T-II2-S6|4-ув.6   K6|4-K6/4-T-S-T-S-T-S-S-T
Des-dur Des-dur A-dur Des-dur

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В ярком индивидуальном стиле Ф. Листа переплелись многие творческие влияния: героика и драматизм Л. Ван Бетховена, романтизм и красочность Г.Берлиоза, Блестящая виртуозность Н. Паганини, тонкость и колоритность Ф.Шопена. Некоторые достижения русской школы.

«Утешение» № 3 после первого прослушивания кажется простым, камерным произведением, не совсем обычным для мощного Ф. Листа. Но после более глубокого анализа обнаруживается ряд приёмов, которые являются характерными для этого композитора.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Гаал Д.Ш. «Лист» изд. «Музыка» 1986г.
  2. Галацкая В.С.«Музыкальная литература зарубежных стран» изд. «Музыка» 1983г.
  3. Кенигсберг А. Ференц Лист. М., 1961.
  4. Кюи Ц. Ф. Лист. М., 1952.
  5. Мильштейн Я. «Ференц Лист» изд. «Музыка» 1971г.
  6. Мозель Л. «Исследование о Листе» изд. «Музыка» 1971г.
  7. Прохорова И.А. «Музыкальная литература зарубежных стран» изд. «Музыка» 1992г.

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 6

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Так как вы нашли эту публикацию полезной...

Подписывайтесь на нас в соцсетях!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Translate »
error: Content is protected !!